Александр Александрович Ярилин К 80-летию со дня рождения

Истинный ученый и щедрой души человек

Донецкова А.Д.12, Шарова Н.И.1, Митин А.Н.1

1 Федеральное государственное бюджетное учреждение "Государственный научный центр "Институт иммунологии" Федерального медико-биологического агентства, 115522, г. Москва, Российская Федерация

2 Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова" Министерства здравоохранения Российской Федерации, 117997, г. Москва, Российская Федерация

Наука - самое важное, самое прекрасное и нужное в жизни человека. А.П. Чехов

21 августа 2021 г. А. А. Ярилину, одному из основоположников фундаментальной иммунологии в России, исполнилось бы 80 лет...

Александр Александрович Ярилин известен как специалист, исследующий одну из актуальных проблем иммунологии - клеточные и молекулярные аспекты физиологии тимуса и популяции Т-лимфоцитов. С его именем связано решение множества проблем современной иммунологии, таких, как клеточные и молекулярные механизмы иммунорегуляции и клеточных взаимодействий, дифференцировки Т-лимфоцитов, в том числе регуляторных Т-клеток. А.А. Ярилин внес огромный вклад в развитие молекулярной иммунологии, в исследование фундаментальных закономерностей развития и функционирования иммунной системы, изучение действия радиации на иммунную систему. Экспериментальные исследования А.А. Ярилина и руководимого им коллектива по дифференцировке, активации и апоптозу Т-лимфоцитов, лучевому поражению и пострадиационному восстановлению, роли цитокинов и гормонов тимуса в клеточных взаимодействиях, осуществлении иммунных процессов, в патогенезе аллергических и аутоиммунных заболеваний хорошо известны в России и за рубежом. Результаты этих исследований сегодня успешно используются в практической медицине.

Периодически публикуемые Александром Александровичем блестящие обзорные статьи всегда не только намечали ключевые направления исследований руководимой им лаборатории на данном этапе, но и привлекали внимание отечественных иммунологов к очередным актуальным проблемам, способствуя приобщению более широко круга исследователей к этим проблемам иммунологии и смежных областей биомедицины.

А. А. Ярилина все знали как глубокообразованного, высококультурного и интеллигентного человека, великолепного рассказчика и прекрасного лектора, активно участвовавшего в научной жизни страны, выступавшего на всех значительных конференциях и школах по иммунологии. Его ум, доброжелательность и отзывчивость покоряли людей навсегда. Без сомнения, профессора А.А. Ярилина можно назвать выдающимся ученым!

Краткая биография

Александр Александрович Ярилин (21 августа 1941 г. - 27 августа 2013 г.) родился в Астрахани, детство провел в селе Кочкурово Починковского района Нижегородской области. С 1958 по 1964 г. учился на лечебном факультете Горьковского медицинского института, который окончил с отличием, затем в течение 2 лет работал ассистентом на кафедре патофизиологии названного института.

С 1966 по 1969 г. А.А. Ярилин проходил аспирантуру в лаборатории радиационной иммунологии Института медицинской радиологии АМН СССР (г. Обнинск) у К.П. Кашкина в отделе Н.В. Тимофеева-Ресовского, где вошел в круг его учеников (их обоих Александр Александрович считал своими учителями).

А.А. Ярилин за написанием статьи в лаборатории дифференцировки лимфоцитов в Институте иммунологии

В сельской школе (А.А. Ярилин в 3-м ряду крайний справа)

В Обнинске А.А. Ярилин прошел основные этапы служебной лестницы - от аспиранта до заведующего лабораторией клинической иммунологии (1978 г.). По материалам исследований, проведенных в Обнинске, в 1970 г. он защитил кандидатскую диссертацию ("Сравнительная иммунохимическая характеристика трансплантационных антигенов некоторых органов мышей"), а в 1981 г. - докторскую ("Нарушение и восстановление взаимосвязей популяций лимфоцитов после облучения"). В 1980 г. А.А. Ярилин был приглашен в Москву в Институт иммунологии ФМБА России, где возглавлял лабораторию дифференцировки лимфоцитов, а с 1989 г. - отдел клеточной иммунологии. В 1987 г. Александр Александрович был приглашен на 2 месяца в качестве лектора и консультанта сначала в Сеул (Южная Корея), а затем в Прагу (Чехословакия). В 1989 г. А.А. Ярилину присвоено ученое звание профессора. С 2002 г. Александр Александрович Ярилин - профессор биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, читал студентам курсы молекулярной иммунологии и иммуноморфологии; с 2008 г. преподавал на кафедре иммунологии МГУ. Также Александр Александрович читал лекции в Институте повышения квалификации Федерального медико-биологического агентства. Был женат, воспитал двоих детей. Похоронен в Москве, на Домодедовском кладбище.

А.А. Ярилин - автор более 400 научных работ, в том числе 13 монографий, 5 авторских свидетельств и 2 учебников по иммунологии, рекомендованных для студентов вузов. Его учебник "Основы иммунологии" (1999 г.), ставший классическим, открыл для студентов и научных работников двери в этот увлекательный и тогда еще почти неизведанный раздел биологии. Незадолго до болезни Александр Александрович успел завершить титанический труд по созданию нового большого учебника "Иммунология" (2010 г.). А.А. Ярилин - научный консультант 15 докторских и руководитель 32 кандидатских диссертаций, был членом редколлегий журналов "Иммунология", "Российский иммунологический журнал", "Медицинская иммунология", "Цитокины и воспаление", "Радиационная биология. Радиоэкология", "Успехи физиологических наук", "Биопрепараты". Он являлся заместителем председателя проблемной комиссии "Общая и прикладная иммунология", членом бюро Научного совета РАН по радиобиологии, Межведомственного научного совета РАМН по иммунологии, членом правления Российского научного общества иммунологов, а также Российской ассоциации аллергологов и клинических иммунологов, членом экспертной комиссии по биомедицине РФФИ.

Студенческие годы: с профессором В.Я. Батуниной на патофизиологии

С учителем Н.В. Тимофеевым-Ресовским

Результаты научной и педагогической работы А.А. Ярилина отмечены множеством премий и наград.

А.А. Ярилин - заслуженный деятель науки Российской Федерации, награжден памятной медалью им. Н.В. Тимофеева-Ресовского, медалью В.И. Вернадского, почетным знаком им. В.И. Иоффе "За достижения в области фундаментальной иммунологии", ведомственным знаком отличия в труде "Ветеран атомной энергетики и промышленности", нагрудными знаками "Золотой крест ФМБА России", "А. И. Бурназян" и "Академик И.В. Курчатов", золотой медалью Российского научного общества иммунологов "За вклад в фундаментальную иммунологию", медалью в честь 850-летия г. Москвы. В 2011 г. удостоен премий президиума РАН им. И.И. Мечникова за цикл научных работ "Молекулярно-клеточные механизмы организации лимфоидных органов человека и мыши" и правительства Российской Федерации в области науки и техники за создание, организацию и внедрение системы иммунологического и аллергологического мониторинга для профилактики и лечения иммунозависимых социально значимых заболеваний.

Первые годы работы в Институте иммунологии

А.А. Ярилин - заведующий отделом клеточной иммунологии

Обучение научных сотрудников в Южной Корее

Основные научные результаты

Началом научной деятельности А.А. Ярилина (еще в аспирантуре в Обнинске) послужило исследование особенностей иммуногенности Н-2-антигенов, выделенных из различных органов мышей, в которых было показано, что молекулы, сопутствующие Н-2-антигенам, могут существенно повлиять на интенсивность и соотношение клеточного и гуморального иммунного ответа. Эта работа проводилась в лаборатории радиационной иммунологии Института медицинской радиологии, в которой оказался Александр Александрович после окончания Горьковского медицинского института. Лаборатория входила в отдел Н.В. Тимофеева-Ресовского, который, будучи человеком исключительно широких интересов, чрезвычайно сильно повлиял на формирование А.А. Ярилина как исследователя и как личности. Александр Александрович глубоко уважал Николая

Владимировича и считал его одним из своих учителей. Со своей стороны Н.В. Тимофеев-Ресовский считал его одним из своих лучших учеников и очень любил. Здесь же в полной мере начал проявляться талант А.А. Ярилина как знатока музыки, изобразительного искусства, истории, которыми он увлекался в детстве и в студенческие годы. В отделе Н.В. Тимофеева-Ресовского его комсомольским поручением было чтение лекций по классической музыке и изобразительному искусству, которые проходили на квартире Н.В. Тимофеева-Ресовского. Это увлечение сохранилось на всю жизнь Александра Александровича. В Обнинске он возил желающих на экскурсии по городам России и сам был экскурсоводом. Бывшие выпускники института, коллеги и друзья до сих пор с любовью вспоминают его прекрасные лекции, доброту и всестороннюю образованность.

Профессор А.А. Ярилин за чтением лекции по молекулярной иммунологии на биологическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова

Дальнейшие основные научные интересы А.А. Ярилина были связаны с изучением тимуса и популяции Т-лимфоцитов, а также их нарушений под влиянием ионизирующей радиации. Исследования в этом направлении также были начаты А.А. Ярилиным в 1970-е гг. в период работы в Институте медицинской радиологии. Тогда был выполнен масштабный цикл работ, в которых была осуществлена количественная оценка радиочувствительности основных популяций лимфоцитов на разных стадиях развития и прослежено их пострадиационное восстановление. Было показано, что вследствие различной радиочувствительности субпопуляций и определенной асинхронности их восстановления в пострадиационный период формируется дисбаланс клеток иммунной системы, который сам по себе, помимо общеизвестного дефицита лимфоидных клеток, является причиной функциональных расстройств в иммунной системе.

Помимо этого, был обнаружен ряд феноменов, до того неизвестных или слабо изученных. Так, выяснилось, что восстановление лимфоидных популяций осуществляется в две фазы, обозначенные как экстренная и окончательная. Источником первого этапа восстановления служат клетки, находящиеся на промежуточных стадиях развития, например внутритимусные предшественники Т-лимфоцитов, тогда как источником окончательного восстановления являются стволовые кроветворные клетки костного мозга. Показана функциональная значимость экстренного восстановления, состоящая в быстром, но кратковременном восполнении клеток, погибших под действием радиации, в тот период, когда процесс созревания лимфоцитов из стволовых клеток только начинается.

Другое оригинальное наблюдение состояло в установлении необратимости некоторых дефектов, индуцированных радиацией. К таким необратимым дефектам относится неполное восстановление популяции Т-лимфоцитов лимфатических узлов при том, что численность и состав Т-клеток селезенки восстанавливается практически полностью к середине 2-го месяца после сублетального облучения. Поскольку Т-лимфоциты как селезенки, так и лимфатических узлов являются частью единого рециркулирующего пула, в поисках основы этого дефекта Александр Александрович обратился к изучению влияния радиации на миграционные свойства Т-клеток. Оказалось, что ионизирующая радиация, с одной стороны, непосредственно нарушает способность Т-клеток проникать из кровотока в лимфоидные органы, а с другой стороны, индуцирует такие изменения в популяции Т-клеток, которые реализуются в тот период, когда эта популяция уже успевает обновиться. Вскрыть этот механизм стало возможно лишь 3 десятилетия спустя, с накоплением новых данных о субпопуляционной динамике Т-лимфоцитов, что обусловило возврат к этой тематике в 2000-е годы (см. ниже). Результаты вышеописанных исследований нашли отражение в большой серии публикаций в журнале "Радиобиология" (1981-1983 гг.), отчасти в журналах "Иммунология" (1980-1981 гг.), "Immunology" (1980 г.) и "Cell Tissue Kinetics" (1984 г.). Они легли в основу докторской диссертации А.А.Ярилина, защищенной в 1981 г.

В 1980-е гг., работая в Институте иммунологии, А. А. Ярилин обратился к изучению тех промежуточных стадий развития Т-лимфоцитов, которые служат источником экстренного пострадиационного восстановления, прежде всего внутритимусных предшественников Т-лимфоцитов. Характеризуя мембранный фенотип этих клеток, помимо общепринятого анализа с помощью моноклональных антител (в те годы немногочисленных и малодоступных), Александр Александрович использовал лектиновый анализ мембранных гликоконъюгатов. Важным условием успешности изучения этих клеток стало их клонирование и получение линии трансформированных предшественников Т-лимфоцитов мыши. Благодаря этому приему появилась возможность изучения секреции клетками гуморальных факторов. Наиболее интересным оказался выделенный и охарактеризованный фактор с молекулярной массой 20 кДа, одним из свойств которого была способность значительно ускорять пострадиационное восстановление тимуса. Важной особенностью выработки фактора было значительное усиление этого процесса под влиянием облучения. Таким образом, было установлено, что экстренное восстановление популяции Т-клеток в значительной степени обусловлено стимуляцией самим облучением секреции аутокринного ростового фактора пре-Т-клеток. Эта серия исследований была опубликована в журналах "Biomedical Sciences" (1990-1991 гг.), а также "Иммунология" (1986-1991 гг.) и "Радиобиология" (1990 г.).

Другой стороной изучения предшественников Т-лимфоцитов стало исследование их роли в стимуляции селезеночного колониеобразования, оценивавшегося на облученных животных. Продолжая линию исследований роли Т-клеток в контроле пролиферации и дифференцировки стволовых кроветворных клеток, проводившихся в Обнинске в соавторстве с другими исследователями, А. А. Ярилин в 1980-х гг. показал, что клетками, стимулирующими образование кроветворных колоний in vivo, являются не зрелые Т-лимфоциты, а их внутритимусные предшественники, секретирующие упомянутый выше фактор (данные опубликованы в 1990-1991 гг. в журналах "Иммунология", "Радиобиология", "Biomedical Science").

В тот же период в лаборатории А.А. Ярилина было показано, что наиболее радиочувствительные клетки тимуса, кортикальные тимоциты, реагируют развитием апоптоза не только на облучение, но и на действие стимулирующих агентов, таких, как митогены ("Радиобиология", 1990). Следует отметить, что А.А. Ярилин был одним из первых отечественных иммунологов, еще в 1980-е гг. обратившихся к изучению роли этого процесса в физиологии и патологии иммунной системы, что нашло отражение как в оригинальных, так и в обзорных статьях (например, в сборнике "The effects of low dose radiation", 2004).

В 1990-е - начале 2000-х гг. направление радиационно-иммунологических исследований А.А. Ярилина и его сотрудников в значительной степени определялись проблемами, поставленными перед наукой чернобыльской аварией. В этот период в центре внимания А.А. Ярилина оказалось изучение действия на иммунную систему малых доз радиации, оценивавшегося как в экспериментах на мышах, так и при обследовании людей, пострадавших от аварии. При этом лаборатория А.А. Ярилина наряду с наиболее радиочувствительными клетками иммунной системы, тимоцитами, стала изучать основные компоненты их микроокружения - эпителиальные клетки тимуса. Было установлено, что воздействие ионизирующей радиации даже в малых дозах индуцирует образование аутоантител к эпителиальным клеткам тимуса. В опытах in vitro в лаборатории А.А. Ярилина было показано, что эти антитела не просто взаимодействуют с эпителиальными клетками, но и подавляют их пролиферативную и секреторную активность, а также способность взаимодействовать с тимоцитами, т.е. подавляют функцию этих клеток. При исследовании действия антител на эпителиальные клетки тимуса человека и мыши были получены сходные результаты. Свидетельством снижения функции тимусного эпителия у людей, испытавших действие малых доз радиации в комплексе с другими факторами аварии на ЧАЭС, явились данные о снижении у них концентрации гормона тимуса α1-тимозина в сыворотке крови. В сочетании с фактами, свидетельствующими об ускорении возрастной атрофии тимуса под влиянием облучения, данные об ингибирующем действии аутоантител на эпителиальные клетки тимуса послужили основой гипотезы о пусковой роли поражения тимусного эпителия в цепи событий, приводящих к радиационному старению иммунной системы. Исходя из этого, определенные усилия были предприняты для разработки путей реактивации эпителиальных клеток и стимуляции эндогенной выработки гормонов тимуса цитокинами и гормонами.

Изучение последствий действия малых доз радиации на организм человека показало, что в отдаленные сроки регистрируется неполное восстановление Т-клеток и сохраняется пониженная способность секретировать цитокины и гормоны тимуса при наличии определенных признаков стимуляции в виде появления на поверхности Т-лимфоцитов активационных маркеров, включая молекулы главного комплекса гистосовместимости класса II. Результаты исследований эффектов малых доз радиации опубликованы главным образом в журнале "Радиационная биология. Радиоэкология" (1992-1996 гг.). Результаты обследования жертв чернобыльской катастрофы наиболее полно отражены в статье, опубликованной в "International Journal of Radiation Biology" (1993 г.). Старению тимуса и его ускорению под влиянием малых доз радиации посвящен ряд теоретических статей и обзоров, опубликованных в различных журналах и сборниках (например, в сборнике "Radiation. Protection. Dosimetry", 1995 г.); подходы к коррекции секреторной функции тимусного эпителия отражены в "International Journal on Immunorehabilitation" (1998 г.).

В этот же период была проведена серия экспериментов по изучению последствий облучения эмбрионов мышей, показавших, что радиочувствительность эмбрионов значительно выше, чем взрослых, причем одним из наиболее тяжелых последствий пренатального облучения является нарушение развития лимфоидных органов, прежде всего тимуса, в котором страдает эпителиальная строма, еще не заселенная лимфоцитами ("Радиационная биология. Радиоэкология", 1992-1996 гг.). Была также выявлена роль внетимусных факторов в развитии пострадиационного поражения тимуса: при облучении организма с экранированием этого органа степень его поражения была сопоставима с эффектом локального облучения тимуса ("Радиационная биология. Радиоэкология", 1994-1995 гг.).

С середины 2000-х гг. А.А. Ярилин и возглавляемый им коллектив разрабатывали проблемы, связанные с гомеостатическим контролем численности популяции и субпопуляций Т-лимфоцитов, его функционированием в условиях радиационно индуцированной лимфопении, а также с нарушениями в иммунной системе, реализуемыми при участии гомеостатических механизмов. Отправной точкой этих исследований стали данные о необратимых изменения в популяции Т-лимфоцитов, полученные в 1970-е годы, и новые представления о гомеостазе лимфоидных популяций, которые позволили объяснить природу этих изменений (обзор на эту тему опубликован А.А. Ярилиным в журнале "Иммунология", 2004). Оказалось, что лимфопения, индуцированная любыми повреждающими воздействиями, в том числе ионизирующей радиацией, включает процесс гомеостатической пролиферации зрелых Т-клеток, в ходе которой происходит конверсия фенотипа наивных Т-клеток с приобретением ими черт, свойственных Т-клеткам памяти. В конечном счете это приводит к изменению путей миграции Т-лимфоцитов и появлению возможности поступления "суррогатных" Т-клеток памяти в нелимфоидные органы. Поскольку среди этих клеток могут быть аутоспецифические клоны, повышается риск развития аутоиммунных процессов, в частности в пострадиационный период, что и было зарегистрировано ранее. Все это объясняет наличие устойчивого дефицита Т-клеток в лимфоузлах и нарушение путей миграции Т-клеток в пострадиационный период.

Детальная проверка вышеизложенных представлений является важным аспектом исследований, которые продолжаются в настоящее время в лаборатории, организованной А.А. Ярилиным. Вклад гомеостатической пролиферации в восстановление популяции Т-клеток сопоставляется с вкладом процесса дифференцировки Т-клеток в тимусе de novo. Для решения этой проблемы потребовалось разработать методологию прижизненной оценки функции тимуса и процесса эмиграции Т-клеток из тимуса, что достигается регистрацией присутствия в периферическом пуле Т-клеток, содержащих "рестрикционные кольца" - структуры, формирующиеся при перестройке генов Т-клеточного рецептора и некоторое время сохраняющиеся в клетке - TRECs (T-cell receptor excision circles). Для оценки преимущественной ориентации иммунных процессов, а также риска развития иммунопатологии, в том числе пострадиационной, в лаборатории разработан подход, основанный на определении экспрессии транскрипционных факторов, которые определяют дифференцировку CD4+-Т-клеток в Т-хелперы различных типов, а также в регуляторные Т-клетки. Это направление исследований выходит за пределы радиационной иммунологии, затрагивая проблемы контроля нормальных иммунных процессов и формирования иммунопатологии, а также анализа физиологических процессов, сопровождающихся перестройкой иммунной системы, например, при беременности.

Таким образом, основные научные интересы А.А. Ярилина неизменно были связаны с изучением тимуса и Т-лимфоцитов. В разные периоды научной деятельности он исследовал закономерности пострадиационного восстановления Т-лимфоцитов, тимоцитар-ный контроль гемопоэза, гуморальные факторы, обеспечивающие развитие Т-лимфоцитов, взаимодействие между лимфоидными и эпителиальными клетками тимуса, роль апоптоза в функционировании иммунной системы. В настоящее время на основе использования проточной цитофлуорометрии и полимеразной цепной реакции, а также метода определения TREC в лаборатории А. А. Ярилина продолжаются начатые под его руководством исследования по изучению внутри- и посттимусного развития Т-лимфоцитов, цитокиновой сети тимуса, транскрипционного контроля дифференцировки Т-хелперов и регуляторных Т-клеток в норме и при иммунопатологии, гомеостатических процессов в популяции Т-лимфоцитов и их патологических последствий.

Авторы статьи выражают искреннюю признательность и благодарность Галине Дмитриевне Ярилиной, супруге Александра Александровича, за помощь при подборке фотографий для статьи.



Александр Александрович Ярилин. Семейные предания

Талаев В.Ю.

Федеральное бюджетное учреждение науки "Нижегородский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. академика И.Н. Блохиной" Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 603950, г. Нижний Новгород, Российская Федерация

Дети войны... При этих словах в сознании послевоенного человека возникает образ смелого, даже дерзкого мальчишки, верного дружбе и уличным законам. Но жизнь не укладывается в рамки кинематографических и литературных клише. Дети войны были такими же разными, как и современные дети, счастливо избежавшие лишений тех страшных лет.

Александр Александрович - мягкий, обаятельно интеллигентный человек, жизнь которого составляли наука, семья и искусство, в детстве был очень домашним ребенком, с необычайной тягой к знаниям и феноменальной памятью.

Он родился ровно через 2 месяца после начала Великой Отечественной войны в Астрахани в семье офицера Красной армии. Его родители Александр Михайлович и Мария Андреевна были родом из села Починки на юге Нижегородской области. История их жизни может стать основой увлекательного романа.

Александр Михайлович - из крестьянской семьи Яри-линых, имевших в селе репутацию чрезвычайно независимых людей с очень крутым, ярым характером. Учился Александр Михайлович отлично, любил вспоминать, как батюшка на уроках Закона Божия гладил его по русой голове, приговаривая: "Умная головушка". Но какая бы ни была умная головушка у ребенка из небогатой семьи, вряд ли он смог бы выбиться в люди, и пахать бы ему свой надел жирного чернозема, если бы не революция.

Революцию, сметавшую старые, веками устоявшиеся ограничения, Александр Михайлович встретил восторженно: стал комсомольским активистом и свои левые взгляды сохранил на всю жизнь. Однако карьера комсомольского функционера не соответствовала характеру Александра Михайловича. Он поступил в Починковское педагогическое училище, готовящее учителей для множества вновь открытых сельских школ. В том же училище училась Мария Елисеева - красивая девушка из весьма обеспеченной семьи служащих. Ее отец был главным счетоводом (бухгалтером) Починковского конного завода - преуспевающего старинного предприятия, славного чистокровными породами лошадей-тяжеловозов.

Окончив училище, Александр Михайлович на год был призван на службу на Кавказ командиром огневого взвода конной горной артиллерии, и понял, что армия - его предназначение. Вернулся на краткую побывку в родные Починки, уговорил красавицу Марию стать его женой и увез ее черт знает куда - к месту нового назначения - в степи Дальнего Востока, на границу с Монголией, на реку Онон. Увез, не дожидаясь пассажирских поездов, военным эшелоном, тайком пряча молодую жену от караулов на станциях под шинелью. Садятся новые офицеры в вагон, ругаясь на чем свет стоит, а им посвященные: "Тихо!" - "Да вы что, ребята?!". Отходит поезд, открывается шинель: "Вот это да!".

А дальше - операции на территории Монгольской Республики по патрулированию границы с Маньчжурией, захваченной японцами, разгром японских интервентов на Халхин-Голе, Красная звезда за боевые заслуги из рук Калинина, высшие командные курсы "Выстрел" и новое место - заместитель начальника Астраханского артиллерийского училища.

Краткий период комфортной жизни - квартира в новом доме на одной из центральных улиц большого южного города, уважение коллег и... война.

Александр Михайлович был отправлен на фронт прямо с летних полевых стрельб училища, а Мария Андреевна осталась в Астрахани - на последних месяцах беременности, с тремя дочками на руках. В августе родился маленький Шура, как звали в семье Александра Александровича.

Страшные поражения первого года войны. Дивизия, в которой служил Александр Михайлович, оказалась в окружении, и в семью пришло извещение: "Пропал без вести". А в это время враг стремился блокировать транспорт нефти по Волге, рвался к нефтяным месторождениям Баку. Положение угрожающее...

Решено было эвакуировать семьи офицеров из Астрахани в глубокий тыл, в Казахстан. Путь по Волге и вдоль реки отрезан и женщин с детьми посадили на пустую нефтеналивную баржу, повезли через Каспий в Гурьев. Короткий путь занял несколько мучительных недель в крайне тяжелых условиях. Баржу буксировали по ночам, а днем прятали от авиации в протоках дельты и в бухтах.

Маленький Шура был очень плох, его голову покрывали мокнутие и корка. В Гурьеве Мария Андреевна приняла решение: единственный способ спасти детей - добраться до своей родины. С огромным трудом, истратив все средства, вырученные от продажи имущества в Астрахани, голодные и нищие Мария Андреевна с детьми добрались до Починок. Родственники помогли молодой матери, и семья устроилась жить в маленьком домике у бабушки Пуни. Однако дети были очень слабы, и в первую зиму Галя, средняя дочка, умерла от гипертоксической формы дифтерии. Но несмотря на тяжкие потери нужно жить дальше. Забота о детях, нескончаемые бытовые дела (еда, топливо на зиму) не давали сложить руки. Старшая дочь Валя ходила в школу, помогала маме по хозяйству, занималась с младшими детьми - с Люсей и Шурой.

Война шла к победе, и вдруг - радостная весть: глава семьи, Александр Михайлович был в плену и выжил; он освобожден и вновь сражается в рядах Красной армии. Война закончилась для него лишь в 1946 году. Он демобилизовался, вернулся в Починки и поступил на работу учителем. Наконец-то семья собралась вместе, наконец-то отец увидел своего сына!

Однако вскоре Александр Михайлович как бывший военнопленный, в соответствии с действовавшим тогда законом был осужден, и семья вновь осталась без главы и кормильца, а маленький Шура - без отца.

Шли годы, девочки учились, возились со своим любимцем - Шурочкой. Мальчик удивительно умен: читать научился очень маленьким, не прекращал удивлять сестер и маму своими способностями. В семье было принято проверять, как дети выполняют домашние задания, и дошкольник Шура с удовольствием участвовал в этой игре, демонстрируя блестящее знание школьной программы младшей сестры, а иногда посягая на заоблачные выси знаний старшеклассницы Валентины.

Девочки учились прекрасно и в будущем, кстати, стали школьными учителями: Валентина Александровна - литературы, а Людмила Александровна - физики.

Наконец Александр Михайлович был освобожден и вернулся домой. В дальнейшем, когда закончилась эпоха Сталина, он был полностью реабилитирован и стал работать учителем в соседнем селе Кочкурове, куда переехала вся семья. Путь из Починок в Кочкурово недлинный. Прямая дорога поднимается меж бескрайних черноземных полей от большого села на пологий холм, идет мимо источника Пески и выходит на бровку склона над долиной реки Алатыря; внизу - Кочкурово. По этой дороге Шура Ярилин часто ходил из своей школы в Починках к новому месту жизни. Учеба давалась Шуре очень легко. От рождения он был наделен феноменальной памятью, которую тренировал с раннего детства, играя в учебу с сестрами и читая все, что было в доме, все, что можно было добыть в школе, у знакомых, в сельских библиотеках...

Через много лет эта необычайная память производила неизгладимое впечатление на каждого, кто общался с профессором Ярилиным. Невозможно забыть ту удивительную легкость, с которой он мгновенно извлекал из "нужного ящичка" памяти необходимую информацию - будь то точный и неизменно увлекательный рассказ о функционировании любой молекулы в любой группе клеток иммунной системы или историю творчества любого художника любой эпохи любой европейской страны.

Так вот, эта память удивляла всех близких еще в школьные годы Шуры Ярилина. Но молодой человек не был домоседом и книгочеем. Он много помогал маме по хозяйству - неизменной части жизни сельских учителей тех лет.

Старшая сестра окончила Горьковский пединститут, вышла замуж и уехала в старинное волжское село Бармино к своему мужу, директору школы. У них тоже было свое хозяйство, причем, как заведено в этом селе, не только огороды с ягодами и знаменитые вишневые сады, это и лодка, снасти, места лова. Но молодые педагоги еще в студенчестве заболели горами, и летом их тянет в альпинистские лагеря на Баксан, Шхельду, Безенги.

Валентина пригласила младшего брата похозяйствовать в их доме в Бармино во время школьных каникул. Шура успешно справился с хозяйством, водил по Волге лодку-великовражку, ставил подпуска на лещей и живцовые снасти на судаков.

Но вот школа окончена с золотой медалью и Александр Ярилин поступил на лечебный факультет Горьковского медицинского института. На том же курсе училась девушка Галя - будущая жена Александра, с которой он прожил всю свою жизнь и воспитал двух замечательных детей, которые пойдут в науку по стопам отца.

В институте Александр был звездой, по словам его собратьев-студентов, моих будущих преподавателей. Успехи Александра оценили по достоинству - он стал ленинским стипендиатом. Однако это вполне ожидаемое событие имело весьма неожиданный побочный результат. Ленинская стипендия существенно больше обычной, а общежитие положено только малообеспеченным студентам, и новоиспеченного, "не в меру разбогатевшего", стипендиата выселяют из общаги. Но неунывающий Александр снял маленький угол и по-студенчески весело отметил эти события бурной гулянкой с друзьями.

Институт окончен с красным дипломом и Александр выбирает карьеру ученого. В институте был замечательный преподаватель - Борис Павлович Салопаев. Его занятия поражали воображение многих поколений студентов, мне тоже выпало счастье слушать лекции этого профессора. Заботясь о творческом росте своего ученика, Борис Павлович направил Александра Ярилина к своему другу - выдающемуся отечественному ученому, одному из создателей радиобиологии и радиоэкологии Николаю Владимировичу Тимофееву-Ресовскому в Институт медицинской радиологии в Обнинск. С этого момента началась жизнь Александра Александровича Ярилина в большой науке, но об этой жизни, я думаю, лучше расскажут его работы и его друзья.



Вспоминаем А.А. Ярилина

Академик Р.М. Хаитов, научный руководитель ФГБУ "ГНЦ Институт иммунологии" ФМБА России, Москва

Я вспоминаю нашу встречу с А.А. Ярилиным, которая сыграла большую роль в моей жизни, когда я готовил материал доклада для выступления на отделении физиологии РАН. Основной материал касался механизмов функционирования иммунной системы. Мы побеседовали и я еще раз убедился, какой это был яркий талантливый ученый. Благодаря его советам я существенно изменил доклад. В итоге получилось интересное сообщение на заседании отделения физиологии (ныне - отделение физиологических наук РАН), которое заинтересовало многих академиков. Я даже получил ряд писем от академиков отделения, которые дополнительно подчеркнули важность и интерес этого направления науки. Материалы доклада были опубликованы в журнале "Иммунология". Общение с А.А. Ярилиным на эту тему продолжилось. Именно под его влиянием я решил подготовить монографию "Физиология иммунной системы". Она получилась удачной, была переиздана и в итоге меня выбрали академиком РАН по отделению физиологии по специальности "Физиология иммунной системы". Таким образом, я стал дважды академиком - РАН и РАМН. Я считал и всегда буду полагать, что в большей степени всем вышеупомянутым я обязан Александру Александровичу. Всегда вспоминаю его с теплотой в сердце. Это был необыкновенно яркий, талантливый и порядочный человек.

Р.М. Хаитов, А.А. Ярилин, Б.В. Пинегин. Работа над книгой "Иммунология: атлас" (2009 г.)

Академик РАН С.А. Недоспасов, заведующий кафедрой иммунологии биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова (2009-2021 гг.), Москва

Александр Александрович Ярилин оставил очень значительный след в нашей иммунологии. Умнейший и образованнейший человек, интеллигент с глубокими народными корнями, превосходный лектор, учитель, наставник - вот его отличительные черты.

Мне посчастливилось организовывать вместе с ним кафедру иммунологии МГУ - первую неклиническую кафедру иммунологии в классическом университете России. При этом Александр Александрович отказался от заведования, но стал ее идеологом и ведущим профессором. На биологическом факультете, кроме своего блестящего курса "Молекулярная иммунология", он организовал и несколько лет вел спецкурсы по иммуноморфологии, иммуногенетике и ряд других. После того как основа этих спецкурсов была заложена, он их передавал другим для дальнейшего развития. То же самое он сделал и со своим основным курсом - сначала "выпускал" других профессоров на отдельные лекции, потом постепенно передал мне и Д.В. Купрашу весь курс, понимая, что мы его будем читать по-своему. Хотя, где могли, мы следовали ярилинскому плану.

С огромным энтузиазмом и интересом Александр Александрович отнесся к введенному нами конкурсному отбору студентов на кафедру, при котором у кандидатов заранее запрашивали резюме, реально обзванивали их рекомендателей и уже только после этого следовало очное собеседование, на котором он присутствовал. К сожалению, ему довелось участвовать только в отборах 2010-2012 гг. - потом пришла Болезнь. И студенты именно этих первых наборов души не чаяли в Александре Александровиче...

Я несколько раз ездил с ним на зимние иммунологические школы для врачей в Пушкинских горах, где он меня не только познакомил с нашими иммунологами (многих из которых я лично не знал), но очень деликатно давал советы, кого стоило бы пригласить на кафедру. Ну и, минимум, 4 дальние поездки в одном купе дали возможность очень многое обсудить - собственно, именно в этих поездках я и распознал масштаб личности этого замечательного человека. Мне уже тогда казалось удивительным и обидным, что Александр Александрович не был избран ни в РАМН, ни в РАН, особенно учитывая девальвацию академических званий за последние 10 лет...

Уже в больнице, откуда ему не суждено было выйти живым, мы много говорили с ним об иммунологии и о будущем кафедры. Фактически он завещал нам закончить работу над переизданием его учебника (а на самом деле -настольной книгой) по иммунологии. В этой работе активное участие приняли студенты первых выпусков. Я очень рад, что издательство "ГЭОТАР-Медиа" согласилось назвать эту книгу "Иммунология по Ярилину" - дань памяти Учителю. Книга эта вышла в 2021 г. - мы сдержали свое слово.

Той осенью, когда Александра Александровича не стало, мы объявили ярилинский добор в профессорско-преподавательский состав кафедры - нужно было хоть как-то попытаться заполнить образовавшуюся брешь.... И пришли новые талантливые люди, кафедра укрепилась. Кафедра живет.

Профессор Б.В. Пинегин, заведующий отделом иммунодиагностики и иммунокоррекции ФГБУ "ГНЦ Институт иммунологии" ФМБА России, Москва

В 1990-х годах я работал с Институтом биоорганической химии имени М.М. Шемякина по изучению иммунотропных свойств глюкозаминилдипептида (ГМДП), известного теперь как лечебный препарат Ликопид®. Биологическими и лечебными свойствами вещества ГМДП интересовались англичане, представители фирмы "Пептек". Но они интересовались и историей России, ее культурой, архитектурой, традициями. Это были интеллигентные ребята в самом хорошем смысле слова. И тут мне в голову пришла мысль пригласить А.А. Ярилина, которого я знал не только как крупного ученого, но и как человека самой высокой культуры. Меня с Александром Александровичем, с Сашей, считаю, что имею право так его называть, связывали теплые дружеские и научные отношения, что позволило нам написать несколько совместных научных трудов, например, "Оценка иммунного статуса человека в условиях воздействия химического и биологического фактора" (Мартынов А.И., Пинегин Б.В., Ярилин А.А., 2011) или "Руководство по клинической иммунологии. Диагностика заболеваний иммунной системы" (Хаитов Р.М., Пинегин Б.В., Ярилин А.А., 2009). И надо сказать, что с приглашением я не ошибся. Саша показал самый высокий уровень знания и русской архитектуры, и русской истории. Экскурсия получилась интересной и увлекательной. Это действительно был человек, Человек с большой буквы, человек самой высокой культуры. Сейчас ему было бы 80 лет. Не так и много. Жаль, что Всевышний так рано забирает к себе высокоодаренных людей. Считаю, что также я имею право это сказать: Саша был глубоко верующим человеком. В этом я мог сам убедиться: в тех же 1990-х годах мы с Сашей по его инициативе совершили поездки в Дивеево к мощам Серафима Саровского и в мужской монастырь Оптину пустынь. Трудно себе представить, сколько еще мог бы сделать для иммунологии человек такого масштаба.

Профессор З.Г. Кадагидзе, доктор биологических наук Т.Н. Заботина, отдел клинико-лабораторной диагностики ФГБУ "НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина" Минздрава России, Москва

Мы всегда вспоминаем Александра Александровича Ярилина с признательностью и глубоким уважением. Он был очень обаятельным, интеллигентным человеком, весь облик которого вызывал огромную симпатию. Он был исключительно отзывчивым человеком. Вспоминается, как мы не могли разобраться с некоторыми механизмами функционирования Т-лимфоцитов-хелперов и попросили совета у Александра Александровича. Он сразу пришел в нашу лабораторию и несколько часов обсуждал с нами этот вопрос. Он был человеком энциклопедических знаний и с удовольствием делился ими со всеми, кто к нему обращался за советом. Он был не только выдающимся специалистом в области иммунологии, он прекрасно знал историю России, все исторические достопримечательности своей Родины. Александр Александрович всегда был доброжелательным, и даже если ему приходилось давать отрицательный отзыв на научную работу, он старался делать это как можно деликатнее, давал советы, как лучше провести эксперимент и проанализировать полученные данные. Для нас огромным ударом стало его тяжелое заболевание, диагноз которого был поставлен в нашей лаборатории. Он знал свой диагноз и прогноз заболевания, очень мужественно переносил тяжелое лечение и даже подбадривал нас, настраивал на оптимистический лад. Мы всегда будем помнить его как учителя, друга и замечательного человека.

Доктор медицинских наук А.П. Топтыгина, руководитель лаборатории цитокинов ФБУНМНИИЭМ им. Г.Н. Габричевского Роспотребнадзора, Москва

Александр Александрович Ярилин был научным консультантом моей докторской диссертации. Не все складывалось просто, и то, что мою работу поддержал Александр Александрович, оказалось ключевым моментом для утверждения темы. К сожалению, он не дожил до моей защиты, я стала последним его докторантом. Он был широко образованным человеком, сфера его интересов простиралась далеко за пределы биологии и иммунологии. Он читал великолепные лекции по истории искусства, и многие профессиональные искусствоведы могли бы позавидовать его эрудиции. Но я хочу рассказать о другом его таланте. Александр Александрович потрясающе умел ассимилировать новое. Это довольно редкий дар. Иммунология развивается очень интенсивно, каждые 5-7 лет у нас случается очередная революция, переворачивающая с ног на голову (или наоборот) базовые, устоявшиеся представления. Складывается впечатление, что рушится мироздание. Многие ощущали чувство растерянности, а Александр Александрович просто начинал работу. Как-то после очередного такого переворота я подошла к нему с вопросом, что он думает по такому-то поводу. Он ответил: "Пока не очень понятно, но я в этом копаюсь". И он всегда докапывался. Буквально через месяц после этого разговора он выступил на очередной конференции с докладом, в котором потихоньку, шаг за шагом подвел аудиторию к выводу: ничто не рухнуло, просто прежняя теория была частным случаем нынешних представлений. И очень убедительно встроил это революционное новое в известное старое. Он удивительно умел рассказывать, не торопясь, шаг за шагом, факт к факту, так что нужный вывод был неизбежен. Александр Александрович всегда был открыт научному общению. Он был, несомненно, мэтр, но держал себя просто, с ним можно было, не стесняясь собственного незнания, обсудить даже очень фантастические гипотезы. Обычно после такого обсуждения все вставало на свои места, но иногда рождалось некое новое понимание взаимосвязей, углубление представлений, открывались новые перспективы для исследований. Часто об ушедшем человеке говорят: "Нам его будет сильно не хватать". Так вот, что касается Александра Александровича Ярилина - это не формальная фраза, это реальное ощущение. Я себя меряю по Ярилину. Когда нужно решить какую-то проблему, я говорю себе: "Александр Александрович сделал бы вот так" - и делаю.

Профессор Ф.Ю. Гариб, профессор кафедр аллергологии и иммунологии и медицинской биохимии и иммунопатологии РМАНПО, профессор кафедры иммунологии и аллергологии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, профессор кафедры иммунологии биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва

Согласно некоторым предположениям, фамилия Ярилин связана с именем древнеславянского бога плодородия - Ярило. Очевидно поэтому благодаря самоотверженному служению науке им взращена плеяда молодых талантливых иммунологов. Он замечательно читал очень емкие по содержанию лекции, курсы которых и бесценный опыт преподавания послужили основой для создания учебников и атласа по иммунологии. Это - пахарь и сеятель животворных семян познания - это признают все, кто слушал, читал Ярилина и занимался наукой.

Александр Александрович был широко образованным человеком. Он был христианином, и посещение многочисленных храмов имело для него особое значение. В Пушкиногорье Псковской области он многократно приходил в Святогорский монастырь, молился и ставил свечи. Несколько раз мы посещали храм вместе. К тому же на территории монастыря захоронен Александр Сергеевич Пушкин, к которому Александр Александрович относился с большим почтением. Напомню, что в Пушкиногорье в феврале академик РАН А.А. Тотолян ежегодно проводил школы-конференции для врачей по аллергологии-иммунологии. В работе школы всегда участвовал Александр Александрович, причем он не только читал лекции, но и постоянно был в зале, слушал всех выступающих. Если возникали сложные вопросы, он внятно разъяснял суть проблемы. Наряду с нашими корифеями он служил неким камертоном, задавая доброжелательный и в то же время высоконаучный тон наших занятий.

Конечно, мне импонировали большой запас его знаний в области иммунологии и готовность обсуждать связанные с ней темы. Нередко наши занятия со студентами биофака МГУ заканчивались одновременно и я всегда предлагал подвезти его до станции метро "Каховская". Эти полчаса общения с Александром Александровичем приносили мне удовлетворение - можно было обсудить научные вопросы, на которые я не находил ответа. Имея подписку журнала "Nature", он подобрал и подарил мне копию потрясающей статьи по взаимодействию сигнальных каскадов в фагоцитах под влиянием патогенов, которые одновременно воздействуют на активирующие и ингибирующие рецепторы. Поскольку ингибирующие мотивы сигнальных тирозинкиназ действуют сильнее, чем активирующие, формируется толерантность к патогену на клеточном уровне. Я с теплотой и удовлетворением вспоминаю его слова о том, что он поддерживает избранную мной тему спецкурса для студентов кафедры иммунологии МГУ, посвященную изучению механизмов иммунной эвазии - эволюционно закрепленной способности патогенов и комменсалов управлять реакциями иммунитета.

Даже сильно болея в последние годы жизни, он проводил многочасовые лекционные, семинарские занятия и спецкурсы по иммунологии со студентами биофака МГУ. Благодаря его самоотверженности как педагога, реализации уникальных программ преподавания разделов современной иммунологии с участием заведующего кафедрой иммунологии академика РАН С. А. Недоспасова и известных ученых студенты спецкурсов получили по-настоящему фундаментальное образование в нашей специальности на уровне молекулярной иммунологии.

Я с благодарностью осознаю, что Александр Александрович оказал решительное влияние на мою судьбу - по его рекомендации я переехал в Москву и преподаю основы иммунологии в РМАНПО, в Сеченовском университете и читаю спецкурсы на кафедре иммунологии биофака МГУ

В заключение хочу особо отметить, что я изучал нашу сложную науку - иммунологию, в частности, и по прекрасным учебникам и научным статьям, написанным Александром Александровичем. Их высокое качество обусловлено широкими и глубокими познаниями автора, его научными представлениями, высоким тонусом от постоянного чтения лекций, бесценным опытом общения со студентами и, главное, честностью, с которой была подготовлена каждая фраза книги или выступления.

Вечная ему память!

Доктор биологических наук А.П. Ризопулу, советник аппарата Комитета Государственной Думы РФ по образованию и науке, Москва

Я считаю Александра Александровича Ярилина своим Учителем.

Именно Учителем с большой буквы!

Первое потрясение его талантом ко мне пришло после изучения его фундаментального труда - "Основы иммунологии" (1999 г.). Именно благодаря этому учебнику сложнейший предмет - иммунология - из получаемых на лекциях, конференциях, конгрессах фрагментарных знаний сложился в стройную систему. Четкое представление о предмете удалось сформировать благодаря учебнику-руководству Ярилина.

Вспоминаю, как мы целой московской делегацией возвращались со школы-конференции по иммунологии из Турции, и на очереди к стойке регистрации в аэропорту я деликатно попыталась напомнить Александру Александровичу о его обещании подготовить обзор для нашего "Российского иммунологического журнала" (ответственным секретарем которого я была) на актуальную тему, которую он поднял в своей пленарной лекции на только что прошедшей конференции. Его ответ вызвал второе потрясение! Не думала или не до конца верила, что есть люди, погруженные в науку настолько, что даже прекрасное яркое солнце, теплый белый песок, бодрящее море, радость творческого общения ни на миг не отвлекают их от состояния "всегдашнего думания". Он сказал, что уже приступил к подготовке обзора. Я смущенно спросила, неужели на отдыхе он так же интенсивно работает, на что он ответил, что это не работа, это настоящее удовольствие, что и было его истинным кредо!

Помню, в период моей стажировки в лаборатории у Ярилина мы отмечали праздник и приятная застольная беседа затронула произведения русских классиков. Александр Александрович тогда рассказал о своем недавнем впечатлении: "Когда я перечитываю Пушкина, получаю удовольствие, физическое удовольствие от каждой фразы, от каждого слова!". Как меня потрясло это абсолютное его ощущение и совпадение с моим! Возможно, не удивительно, что учебник "Основы иммунологии" читается на одном дыхании, как роман!

Замечательное впечатление оставалось и от встреч в его кабинете: он работал под звуки прекрасной классической музыки!

Александра Александровича отличали тонкая душевная организация, деликатность, неподдельное глубокое уважение к людям, к каждому человеку, независимо от статуса, ответственность и порядочность - свойства истинного русского интеллигента!

С какой искренней любовью он относился к студентам, как вдохновенно читал лекции, горел желанием наполнить их знаниями! И действительно, выпускники авторского курса Ярилина (кафедры иммунологии биологического факультета МГУ) показывают самые яркие и выдающиеся достижения сегодня.

Его выступления и лекции мы всегда ждали с нетерпением: все самые новые, актуальные, интересные, передовые научные достижения представлял профессор Ярилин. И вдохновлял нас к попытке осмыслить биологическую сущность нового знания!

Александр Александрович был таким замечательным учителем - в науке и жизни, он был Человеком, Ученым и Педагогом с большой буквы!

Он обладал мудрым и честным сердцем, своим примером (без назидания) учил нас доброте, терпимости, уважению к человеку, и требовательности к себе, сам располагая безмерно всеми этими качествами!

Мы все его очень любили! И очень-очень печально, что такого мудрого, доброго, светлого, замечательного человека так давно нет с нами!!!

Вечная светлая ему память!!!

Главный редактор
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Хаитов Рахим Мусаевич
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, научный руководитель ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России, главный аллерголог-иммунолог Минздрава России
РОСМЕДОБР 2021
Вскрытие
Медицина сегодня
III Конгресс "Психическое здоровье человека XXI века"

ДЕТИ. ОБЩЕСТВО. БУДУЩЕЕ. III Конгресс "Психическое здоровье человека XXI века" Более 10 тысяч медицинских и немедицинских специалистов в сфере охраны психического здоровья, а также представителей социально-ориентированных НКО, деловых кругов, СМИ из 37 стран стали...

II Национальный междисциплинарный конгресс "Времена года. Женское здоровье от юного до серебряного и золотого возраста".

Пресс-релиз 21 и 22 октября 2021 года состоится II Национальный междисциплинарный конгресс "Времена года. Женское здоровье от юного до серебряного и золотого возраста" . Конгресс будет посвящен 20-летию Российской Ассоциации Маммологов и 15-летию первой кафедры клинической...

VIII Байкальские офтальмологические чтения "Визуализация в офтальмологии. Настоящее и будущее"

VIII Байкальские офтальмологические чтения "Визуализация в офтальмологии. Настоящее и будущее" 4-5 декабря 2021 года состоится Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием VIII Байкальские офтальмологические чтения "Визуализация в офтальмологии....


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»