Профилактическая эффективность назального интерферона-гамма у взрослых добровольцев при острых респираторных вирусных инфекциях, в том числе при COVID-19

Резюме

Введение. Исследования in vitro показали высокую противовирусную активность экзогенных интерферонов при предварительной обработке клеток. Интерферон-гамма - уникальный иммунный интерферон, который активно экспрессируется у больных острыми респираторными вирусными инфекциями (ОРВИ), предотвращая тяжелое течение инфекции.

Цель работы - оценка безопасности и профилактической эффективности назального интерферона-гамма для защиты от ОРВИ, в том числе от COVID-19.

Материал и методы. В исследование были включены 630 взрослых добровольцев с отрицательным результатом ПЦР-теста на SARS-CoV-2, без респираторных симптомов и противопоказаний к применению интерферона-гамма. Участники были рандомизированы (1 : 1) в 2 группы: исследуемая - с применением профилактического курса назального интерферона-гамма, и группа сравнения - без курса профилактики. Всем участникам был выдан дневник для ежедневного мониторинга респираторных симптомов, нежелательных явлений и регистрации применения фармакотерапии.

Результаты. Анализ безопасности не выявил различий между группами (р = 1,000). В течение 28 дней в группе сравнения наблюдалась более высокая заболеваемость ОРВИ, в том числе COVID-19 (13 и 3 случая в группе сравнения и в исследуемой группе соответственно). Отношение шансов составило 0,224 [95 % доверительный интервал (ДИ) 0,040-0,826], p = 0,020. Общее количество случаев ОРВИ, в том числе COVID-19, в группе сравнения за 2 мес исследования было 26 (6 в исследуемой группе). Отношение шансов - 0, 233 (95 % ДИ 0,077-0,594; p = 0,001). Самый длительный период сохранения респираторных симптомов наблюдался в группе сравнения (7 и 4 дня в группе сравнения и в исследуемой группе соответственно, р = 0,034).

Заключение. Назальный интерферон-гамма как средство профилактики способствует снижению заболеваемости ОРВИ, в том числе COVID-19.

Ключевые слова:профилактика инфекций; респираторная инфекция; интерферон-гамма; здоровые добровольцы; ОРВИ; COVID-19

Для цитирования: Талызин П.А., Мясников А.Л., Бернс С.А., Ильина М.А., Комазов А.А., Лынев В.С., Екушева Е.В. Профилактическая эффективность назального интерферон-гамма у взрослых добровольцев при острых респираторных вирусных инфекциях, в том числе при COVID-19. Иммунология. 2022; 43 (3): 288-300. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2022-43-3-288-300

Финансирование. Исследование RAIN-2020 выполнено при поддержке ООО "НПП "Фармаклон".

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Сбор и обработка материала - Ильина М.А., Комазов А.А., Лынев В.С.; написание текста - Ильина М.А., Комазов А.А., Бернс С.А.; редактирование материала - Талызин П.А., Ильина М.А., Лынев В.С., Мясников А.Л., Бернс С.А., Комазов А.А.; утверждение окончательного варианта статьи - Талызин П.А., Мясников А.Л., Лынев В.С., Екушева Е.В.; ответственность за достоверность всех частей статьи - Бернс С.А., Мясников А.Л., Талызин П.А.

Введение

Изучение эффективности профилактического действия различных препаратов [1-4] и микронутриентов в отношении COVID-19 до и после заражения вирусом SARS-CoV-2 продолжается и по-прежнему остается актуальным направлением исследований [5]. Наряду с этим продолжаются разработка вакцин против вируса SARS-CoV-2, изучение длительности защитного иммунного ответа и других факторов, влияющих на особенности развития иммунной реакции отдельных популяций [6-8].

Сегодня мы точно знаем, что основными мишенями SARS-CoV-2 являются ткани верхних дыхательных путей: слизистая оболочка рото-, носоглотки, а также паренхима легких [9]. Во-первых, SARS-CoV-2 персистирует в зеве, гортани и в легких в течение 1-й недели инфекции и хорошо определяется в мазке из зева. В экспериментальной модели на обезьянах установлено, что с увеличением возраста инфицированного животного отмечается более длительное выделение вируса из верхних дыхательных путей [10]. Это также характерно для пациентов, инфицированных SARS-CoV и SARS-CoV-2 [11, 12]. В начале инфекционного процесса вирусная нагрузка наиболее высока. В области носоглотки отмечают повышение секреторной функции, уменьшение количества зрелых ресничных клеток, накопление дейтеросомных и незрелых ресничных клеток [13].

С начала распространения COVID-19 получено много сообщений о легком и бессимптомном течении заболевания [10]. Есть предположение, что Т-клетки так быстро элиминируют вирус из организма, что активация В-клеток не успевает произойти. Таким образом, инфекционный процесс локализуется без развития заболевания и без продукции значительного уровня специфических антител. Не исключено, что такой ответ можно "тренировать", модулируя Т-клеточный иммунитет [14].

Таким образом, SARS-CoV-2 в первую очередь подавляет активность Т-лимфоцитов, особенно CD4+- и CD8+-Т-клеток, приводя к снижению продукции интерферона-гамма, а также к уменьшению числа Т-клеток. Отмечается нарушение клеточного противовирусного иммунитета, заметное с ранних стадий инфекции по уровням вышеуказанных показателей, а также по преждевременному резкому нарастанию титра IgG [15, 16]. Кроме того, нельзя недооценивать влияние антителозависимого эффекта усиления инфекции (АЗУИ) [17], возможного при наличии перекрестно реагирующих антител [18], в том числе на фоне применения вакцин [17]. Соответственно, в таких условиях следует уделять повышенное внимание модуляции клеточного иммунитета. Имеющиеся данные показывают, что эпителиальные клетки дыхательных путей действительно способствуют развитию эффективного иммунного ответа против SARS-CoV-2, но интерфероновый ответ в отношении репликации вируса имеет решающее значение при определении течения инфекции. Эти сведения привели нас к предположению, что назальный интерферон-гамма может быть успешным профилактическим средством. В связи с этим было проведено рандомизированное открытое клиническое исследование RAIN-2020 по оценке эффективности и безопасности профилактической терапии препаратом Ингарон® (назальный интерферон-гамма) у взрослых добровольцев. Исследование RAIN-2020 было зарегистрировано в международном реестре clinicaltrials.gov (NCT05054114).

Цель работы - оценка безопасности и профилактической эффективности назального интерферона-гамма для защиты от острой респираторной вирусной инфекции (ОРВИ), в том числе от COVID-19.

Материал и методы

Участники исследования. Исследование было одобрено Московским городским независимым этическим комитетом (выписка № 5 из протокола № 72 от 24.11.2020), осуществлявшим этическое сопровождение исследования. Исследование было проведено в соответствии с Протоколом версии 2.0, Хельсинкской декларацией ВМА (Гармонизированное трехстороннее руководство ICH GCP) и действующим российским законодательством. Все участники добровольно предоставили письменное информированное согласие на участие. Всего было включено 630 участников от 18 до 86 лет, рандомизированных в 2 группы (1 : 1): I - исследуемая и II - группа сравнения. Исследование проводилось в Государственном бюджетном учреждении здравоохранения "Городская клиническая больница им. М.Е. Жадкевича" Департамента здравоохранения г. Москвы (Москва, Россия) с декабря 2020 г. по май 2021 г.

Дизайн исследования. Рандомизированное открытое контролируемое исследование.

Критерии включения:

1. Добровольцы обоего пола старше 18 лет.

2. Получение письменного информированного согласия.

3. Способность и согласие участвовать в исследовании.

4. Отсутствие симптомов респираторной инфекции.

5. Отрицательный результат ПЦР-исследования на наличие РНК SARS-CoV-2 в биоматериале, полученном путем назофарингеального мазка.

Критерии невключения (оценивались при скрининге):

1. Сопутствующие заболевания, которые могут исказить результаты исследования, ограничить права добровольца или подвергнуть его большему риску.

2. Противопоказания к применению исследуемого продукта.

3. Индивидуальная непереносимость исследуемого продукта.

4. Беременность или кормление грудью.

5. Сомнительный результат ПЦР-теста мазка из носоглотки.

6. Участие в клиническом исследовании с применением экспериментальной терапии в течение 30 дней до включения в исследование.

7. Несоблюдение надежных мер контрацепции (для участников с репродуктивным потенциалом).

Критерии исключения (оценивались во время визитов после скрининга). Участник протокола исключался из исследования в случае применения неразрешенной терапии (описана в разделе "Исследуемая терапия"), отзыва информированного согласия, низкой комплаентности (≤ 50 %), систематического несоблюдения процедур протокола, при развитии непереносимости терапии или возникновении противопоказаний к применению (для исследуемой группы), при развитии сопутствующих заболеваний, которые, по мнению исследователя, могли исказить результаты исследования, ограничить права добровольца или подвергнуть его большему риску, при участии в другом клиническом исследовании, а также при отказе от соблюдения мер контрацепции или в случае беременности.

Рандомизацию участников исследования проводили в соответствии со списком рандомизации через Централизованную телефонную службу рандомизации.

Исследуемая терапия. Ингарон® - интерферон-гамма человеческий рекомбинантный - 100 000 МЕ для назального введения - был произведен и поставлен ООО "НПП Фармаклон" (Россия). Препарат показан для профилактики и лечения гриппа и других ОРВИ.

Участники исследуемой группы должны были придерживаться следующего режима применения исследуемого препарата: 1 раз утром через день по 3 капли в каждый носовой ход за 30 мин до завтрака в течение 10 дней, затем перерыв 7 дней, и затем второй 10-дневный цикл приема. Схема была выбрана в соответствии с официальной инструкцией по медицинскому применению лекарственного препарата как способ применения в целях профилактики ОРВИ. Все инстилляции должны были быть записаны в дневник для оценки комплаентности участника. Участники группы сравнения не получали исследуемый препарат.

В исследуемой группе, получавшей исследуемый препарат, не допускалось применение других противовирусных или иммуномодулирующих препаратов, доказавших или потенциально обладающих профилактическим действием в отношении ОРВИ, в том числе COVID-19. В группе сравнения запрещалось использование только интерферона-гамма.

Лабораторные исследования. Образцы биоматериала, полученные с помощью мазка из носоглотки, транспортировали в центральную лабораторию "ДиаЛаб Плюс", имеющую лицензию и сертификат соответствия, где их исследовали с помощью набора реагентов для выявления РНК коронавирусов SARS-CoV-2 и подобных SARS-CoV методом полимеразной цепной реакции в режиме реального времени с обратной транскрипцией (ОТ-ПЦР-РВ) (SARS-CoV-2/SARS-CoV) с использованием наборов производства ООО "ДНК-Технология ТС" (Россия) (РУ № РЗН 2020/9948 от 01.04.2020), в соответствии с протоколом. Анализ на IgG- и IgM-антитела к коронавирусу проводили на базе исследовательского центра с использованием автоматического иммунохемилюминисцентного анализатора CL-2000i ("Шэньчжэнь Майндрэй Био-Медикал Электроникс Ко., Лтд.", Китай).

Статистическая обработка. Статистический анализ выполнен с помощью статистического пакета R (язык и среда для статистических вычислений R Core Team, R Foundation for Statistical Computing, Австрия) версии 4.1.0. Значения р < 0,05 считались значимыми с доверительным интервалом 95 % (95 % ДИ). Для численных показателей представлены число непропущенных значений (N), арифметическое среднее (M) и стандартное отклонение (SD). Для качественных переменных приведены абсолютное количество в формате n, а также доля (%). В случае обнаружения статистически значимых различий между группами оценка величины различий рассчитана при помощи 95 % ДИ.

Объем выборки. Для расчета объема выборки была принята мощность 80 % и односторонний уровень значимости 5 %. Объем выборки рассчитывали исходя из возможной минимальной разницы заболеваемости в 3 %.

Анализ безопасности и эффективности

Безопасность оценивали по нежелательным явлениям (НЯ) и клинически значимым изменениям лабораторных показателей с определением степени тяжести по CTCAE 4.03.

В качестве первичного критерия эффективности была принята доля участников с выявленными в течение первых 28 дней исследования случаями ОРВИ, в том числе COVID-19. Критерии выбраны в соответствии с международными рекомендациями [19]. Случаи выявлялись на основании первичных медицинских документов, в том числе результатов лабораторного ПЦР-анализа или данных компьютерной томографии (КТ), а также дневников участников.

В случаях положительного результата ПЦР-анализа независимо от наличия клинических симптомов или при появлении клинических симптомов в отсутствие или в случае отрицательного результата ПЦР-анализа на любом этапе исследования проводился завершающий визит, назначавшийся в конце периода карантина (не менее 14 дней с даты подписания Согласия на лечение новой коронавирусной инфекции COVID-19 в амбулаторных условиях и соблюдения режима изоляции или по выписке из стационара), на котором пациент возвращал дневник участника и сообщал исследователю информацию о своем состоянии и случае госпитализации (если было применимо).

Определение случая COVID-19 производилось согласно актуальной на момент проведения исследования версии Временных клинических рекомендаций "Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)".

Подозрительный случай COVID-19. Температура тела выше 37,5 °С в дополнение к одному или более следующим признакам (при отсутствии других известных причин, которые объясняют клиническую картину вне зависимости от эпидемиологического анамнеза):

· кашель (сухой или со скудной мокротой);

· одышка;

· ощущение заложенности в грудной клетке;

· SpO2 ≤ 95 %;

· боль в горле;

· заложенность носа или умеренная ринорея;

· нарушение или потеря обоняния;

· потеря вкуса;

· конъюнктивит;

· слабость;

· миалгия;

· головная боль;

· рвота;

· диарея;

· кожная сыпь.

Вероятный случай COVID-19. Температура тела выше 37,5 °С в дополнение к одному или более следующих признаков:

· кашель (сухой или со скудной мокротой);

· одышка;

· ощущение заложенности в грудной клетке;

· SpO2 ≤ 95 %;

· боль в горле;

· заложенность носа или умеренная ринорея;

· нарушение или потеря обоняния;

· потеря вкуса;

· конъюнктивит;

· слабость;

· миалгия;

· головная боль;

· рвота;

· диарея;

· кожная сыпь.

При наличии хотя бы одного эпидемиологического признака:

· возвращение из зарубежной поездки за 14 дней до появления симптомов;

· наличие тесных контактов за последние 14 дней с лицом, находящимся под наблюдением по COVID-19, который в последующем заболел;

· наличие тесных контактов за последние 14 дней с лицом, у которого лабораторно подтвержден диагноз COVID-19;

· наличие профессиональных контактов с лицами, у которых выявлен подозрительный или подтвержденный случай заболевания COVID-19;

· или в сочетании с характерными изменениями в легких по данным КТ независимо от результатов однократного лабораторного исследования на наличие РНК SARS-CoV-2 и эпидемиологического анамнеза.

Также к вероятному случаю COVID-19 относили клинический случай при наличии клинических проявлений, описанных выше (повышенная температура тела в сочетании с одним или более признаком) с характерными изменениями в легких по данным лучевых исследований при невозможности проведения лабораторного исследования на наличие РНК SARS-CoV-2.

Подтвержденный случай COVID-19. Положительный результат лабораторного исследования на наличие РНК SARS-CoV-2 с применением методов амплификации нуклеиновых кислот или антигена SARS-CoV-2 с применением иммунохимического анализа (ИХА) независимо от клинических проявлений либо положительный результат исследования на наличие IgA-, IgM- и/или IgG-антител у пациентов с клинически подтвержденной инфекцией COVID-19.

В случае наличия симптомов ОРВИ, характерных для подозрительного случая COVID-19, сопровождаемых отрицательным результатом ПЦР-теста, зарегистрированных в ходе или после профилактического курса (в период участия в исследовании после рандомизации до завершения периода наблюдения), в период с 10-го по 21-й день с момента появления первого симптома ОРВИ пациенту мог быть дополнительно выполнен количественный тест на наличие IgM- и IgG-антител к SARS-CoV-2 методом иммуноферментного анализа (ИФА) для дополнительной проверки и выявления случаев заболевания COVID-19. При интерпретации результатов необходимо было учитывать вероятность получения ложноположительных результатов (например, наличия перекрестно-реагирующих антител). При сложности интерпретации результатов допускалось проведение повторного ИФА с применением тех же тест-систем через 5-7 дней для оценки динамики показателей.

Вторичные критерии эффективности включали долю участников с выявленными случаями ОРВИ, в том числе COVID-19, за весь период исследования (2 мес); долю участников с выявленными случаями COVID-19 за весь период исследования (2 мес); продолжительность симптомов среди участников с выявленными случаями и частота развития осложнений.

Результаты

Характеристики участников исследования

Средний возраст включенных участников составил 43,8 ± 12,6 года. Средний возраст участников исследуемой группы составил 43,3 ± 12,4 года, а средний возраст участников группы сравнения - 44,3 ± 12,8 года. В исследование вошли мужчины и женщины (63 и 37 % соответственно), болеющие ОРВИ в среднем 1-2 раза в год. Большинство (78 %) участников обеих групп не курили (табл. 1).

Таблица 1. Распределение исходных характеристик участников исследования

Здесь и для всех остальных таблиц: значения р < 0,05 считались значимыми с доверительным интервалом 95 %.

На момент включения в исследование 100 % участников имели благоприятный эпидемиологический анамнез по COVID-19. 95 % участников использовали маски как средство неспецифической защиты. Среди сопутствующих заболеваний преобладали заболевания сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта. Большинство участников группы сравнения не принимали никаких лекарственных препаратов с целью профилактики ОРВИ (1 участник применял Арбидол, еще 1 - Анаферон). Статистически значимых различий между группами по ключевым исходным характеристикам не выявлено.

Анализ безопасности

Группы не имели статистически значимых различий по количеству участников, у которых развились НЯ (14 и 17 человек в исследуемой группе и в группе сравнения соответственно, p = 0,713). Количество зарегистрированных НЯ также было сопоставимо между группами и не превышало 10 % (табл. 2). В ходе исследования не зарегистрировано серьезных НЯ (СНЯ)1.

1 Под критерием серьезности подразумевали смерть, угрозу жизни, госпитализацию или ее продление, инвалидность, врожденные аномалии или другое клинически значимое событие.

Таблица 2. Общее количество нежелательных явлений, выявленных у участников исследования

НЯ - нежелательное явление; СНЯ - серьезное нежелательное явление.

Оценка эффективности терапии

1. Доля участников с ОРВИ (28 дней)

Общее количество инфицированных ОРВИ, в том числе COVID-19, в период 28-дневного курса профилактики составило 16 человек. Наибольшее количество случаев зафиксировано в группе сравнения - 13 (4,1 %). Заболеваемость в группе исследования была ниже - более чем в 4 раза (всего 3 случая) [1,0 %; р = 0,020 по отношению к группе сравнения; отношение шансов составило 0,224 (95 % ДИ: 0,040-0,826)].

Дополнительный анализ чувствительности

Поскольку в исследование включали как вакцинированных против COVID-19, так и невакцинированных участников, выборка представляла собой неоднородную группу по данному параметру. В связи с этим было принято решение подтвердить достоверность полученных результатов в зависимости от статуса вакцинации.

Таким образом, в рамках дополнительного анализа были сформированы еще 2 набора данных. 1-й набор: из обеих групп были исключены участники, вакцинированные хотя бы одной дозой вакцины против COVID-19 (как до, так и во время участия в исследовании) - подгруппа невакцинированных ("not vaccinated", "NV"). 2-й набор: из обеих групп были исключены только те участники, которые были вакцинированы против COVID-19 после включения в исследование - подгруппа невакцинированных и вакцинированных до исследования ("before" и "not vaccinated", "BE_NV"). Распределение участников по статусу вакцинации представлено в табл. 3.

Таблица 3. Распределение участников исследования в различных подгруппах по статусу вакцинации

n - число участников, вакцинированных или невакцинированных.

Примечание. Здесь и в табл. 4: N - общее число участников; ITT - подгруппа "по намерению лечить" ("intention-to-treat"), включает всех включенных и рандомизированных участников исследования; NV - модифицированная подгруппа ITT, включающая только невакцинированных участников; BE_NV - модифицированная подгруппа ITT, включающая невакцинированных и вакцинированных до включения в исследование участников и исключающая вакцинированных во время исследования.

Результаты оценки эффективности профилактической терапии во всех подгруппах представлены в табл. 4.

Таблица 4. Результаты оценки эффективности профилактической терапии в различных подгруппах участников исследования

n - количество случаев ОРВИ, выявленных в течение 28-дневного курса профилактики.

Соответственно, шансы заболеть ОРВИ, в том числе COVID-19, в период профилактического введения исследуемого препарата (в течение 28 дней) в группе сравнения в 4 раза выше, чем в исследуемой группе (отношение шансов 0,22-0,26), независимо от статуса вакцинации участника.

2. Доля участников с ОРВИ (2 мес)

Отношение шансов заболеть ОРВИ, проанализированное на момент окончания исследования, имело аналогичные значения - 0,233 (95 % ДИ: 0,077; 0,594; р = 0,001). Общее количество случаев в группе сравнения составило 26, при этом общее количество участников с зафиксированным респираторным заболеванием - 25. Общее количество случаев и пациентов с ОРВИ в исследуемой группе - 6. Соответственно, шансы заболеть ОРВИ, в том числе COVID-19, в период профилактического приема препарата и в течение 1 мес по его окончании оказались ниже в 4 раза.

3. Доля участников с COVID-19

За время исследования в группе сравнения зарегистрировано 2 случая подтвержденного COVID-19. Кроме того, зарегистрировано 2 подозрительных и 1 вероятный случай COVID-19 - всего 5. В исследуемой группе зарегистрирован 1 подозрительный случай COVID-19. Таким образом, общая заболеваемость COVID-19 составила 0,3 и 1,6 % в группе исследования и в группе сравнения соответственно (р > 0,05).

4. Продолжительность симптомов заболевания

Проанализированы данные по продолжительности симптомов заболевания (табл. 5) среди инфицированных участников. Средняя продолжительность симптомов в группе исследования составила 4 (2-8) дня, в группе сравнения - 7 (1-24) дней (р = 0,034). Выявлено среднее 3-дневное уменьшение длительности заболевания.

Таблица 5. Характер симптомов заболевания

5. Частота развития осложнений

Все зафиксированные в ходе исследования случаи заболевания были оценены как случаи легкой степени тяжести, без осложненного течения, поэтому сравнительный анализ по данному параметру не проводили.

Обсуждение

Одним из уникальных иммунных эффектов интерферона-гамма является его способность стимулировать презентацию антигена иммунокомпетентным клеткам. Этот механизм резко повышает способность иммунной системы реагировать на любой патоген и осуществляется с участием молекул главного комплекса гистосовместимости (МНС) классов I и II. Интерферон-гамма способен, в отличие от других интерферонов, повышать экспрессию молекул МНС обоих классов на разных клетках. Более того, индукция экспрессии этих молекул происходит даже на тех клетках, которые не экспрессируют их конститутивно [19]. Следует отметить, что в клетках, инфицированных SARS-CoV-2, наблюдается преимущественная экспрессия генов MHCI и слабая экспрессия генов MHCII, что впервые было показано в работе C.G.K. Ziegler и соавт. [13]. Кроме того, активация MHC-II-опосредуемых иммунных механизмов может ограничивать проникновение вируса в клетки, что также указывает на защитный потенциал интерферона-гамма [20, 21].

Важным отличием SARS-CoV-2 от других эпидемически значимых штаммов коронавирусов является обнаружение вирусного антигена в ресничном эпителии слизистой оболочки носа, что связано с высоким риском передачи вируса [10]. Активная репликация вируса в верхних дыхательных путях имеет большое эпидемиологическое значение, представляет угрозу распространения возбудителя [22-24], но может быть обратимой [25]. В этом отношении назальная форма введения препарата также имеет существенные преимущества. Во-первых, такой путь введения связан с более благоприятным профилем безопасности. Во-вторых, лекарственная форма удобна в применении, не требует инъекций с нарушением целостности кожного покрова и не раздражает желудочно-кишечный тракт. Однако одним из основных преимуществ, безусловно, является защита эпителия слизистой оболочки носа, выступающего в качестве дополнительного барьера, что приводит к более быстрой элиминации вируса, предотвращает проникновение вируса, обеспечивает защиту путем стимуляции иммунитета непосредственно в месте входа инфекции и снижает риск распространения инфекции. Мукозальный иммунитет повышает эффективность защиты от инфекций и снижает вероятность развития АЗУИ, связанного с иммунопатологическим действием IgG-антител [26].

Доклинические исследования показали, что предварительная обработка экзогенным интерфероном блокирует инфекцию SARS-CoV-2 [27-29]. Позже было проведено клиническое исследование препарата для интраназального введения на основе рекомбинантного интерферона-гамма с целью изучения эффективности профилактического применения в период эпидемического подъема заболеваемости гриппа и ОРВИ. По данным плацебо-контролируемого рандомизированного исследования, заболеваемость в период профилактики и в течение 1 мес после двух 10-дневных циклов применения препарата снизилась более чем в 2 раза. Среди заболевших в 2 раза реже наблюдалось осложненное течение инфекции [30].

Настоящее исследование было проведено в 2020-2021 гг. и показало, что применение интерферона-гамма ассоциировано с 4-кратным снижением риска развития ОРВИ среди взрослых (с поправкой на прививочный статус) в период профилактики и в течение 1 мес после двух 10-дневных циклов применения препарата.

Таким образом, наши результаты согласуются с данными исследований, проведенных ранее [30-32], и демонстрируют доказательства значимого снижения заболеваемости ОРВИ у взрослых с пролонгированным профилактическим эффектом, сохраняющимся не менее 1 мес после курса применения препарата. Таким образом, мы подтвердили уже известные сведения и дополнительно показали их независимость от статуса вакцинации добровольца. Это первое крупномасштабное исследование по изучению профилактического эффекта интерферона-гамма у взрослых. Результаты подчеркивают наличие эффективных и простых профилактических стратегий, дающих дополнительную защиту от инфицирования в дополнение к вакцинации.

Исследование имело некоторые ограничения, которые заслуживают особого внимания. Во-первых, важным фактом была возможность неверной классификации диагноза ОРВИ, поскольку не всем участникам проводилось лабораторное или КТ-исследование для подтверждения случая COVID-19. Учитывая, что заболеваемость COVID-19 в общей популяции составляет ~5 %, можно предположить, что значительную долю случаев, отнесенных к категории ОРВИ, могли составлять неподтвержденные случаи COVID-19. В любом случае, мы использовали валидированное определение случая для идентификации COVID-19 (подозрительный, вероятный или подтвержденный случай) в соответствии с актуальной на момент проведения исследования версией Временных методических рекомендаций Минздрава России "Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)" [33], на основе тех данных, которые были доступны для анализа. Во-вторых, мы не учитывали тип вакцины от COVID-19 у вакцинированных участников. Наконец, мы не учитывали период между вакцинацией и рандомизацией, поскольку доля вакцинированных участников составляла примерно пятую часть в обеих группах и имела сбалансированное распределение по данному показателю между группами. Крайне важно изучить комбинированное использование интерферона-гамма в сочетании с вакциной в отдельном проспективном исследовании.

Несмотря на то, что важно учитывать все вышеприведенные ограничения, исследование с контролируемым рандомизированным дизайном дает возможность оценить профилактический эффект интерферона-гамма в большой популяционной выборке.

Заключение

Назальный интерферон-гамма можно рассматривать в качестве безопасного и эффективного средства профилактики острых респираторных вирусных инфекций, в том числе COVID-19, у взрослого населения, независимо от статуса вакцинации. Проведенное исследование позволяет сделать вывод о снижении частоты заболеваемости не только на фоне профилактического приема препарата, но и в течение месяца, следующего за периодом применения.

Благодарности

Авторы выражают благодарность исследовательской группе клинического центра, принявшей участие в реализации протокола исследования.

Литература

1. Boulware D.R., Pullen M.F., Bangdiwala A.S., Pastick K.A., Lofgren S.M., Okafor E.C., Skipper C.P., Nascene A.A., Nicol M.R., Abassi M., Engen N.W., Cheng M.P., LaBar D., Lother S.A., MacKenzie L.J., Drobot G., Marten N., Zarychanski R., Kelly L.E., Schwartz I.S., McDonald E.G., Rajasingham R., Lee T.C., Hullsiek K.H. A Randomized Trial of Hydroxychloroquine as Postexposure Prophylaxis for Covid-19. N. Engl. J. Med. 2020; 383 (6): 517-25. DOI: https://www.doi.org/10.1056/NEJMoa2016638

2. Barnabas R.V., Brown E.R., Bershteyn A., Stankiewicz Karita H.C., Johnston C., Thorpe L.E., Kottkamp A., Neuzil K.M., Laufer M.K., Deming M., Paasche-Orlow M.K., Kissinger P.J., Luk A., Paolino K., Landovitz R.J., Hoffman R., Schaafsma T.T., Krows M.L., Thomas K.K., Morrison S., Haugen H.S., Kidoguchi L., Wener M., Greninger A.L., Huang M.L., Jerome K.R., Wald A., Celum C., Chu H.Y., Baeten J.M.; Hydroxychloroquine COVID-19 PEP Study Team. Hydroxychloroquine as Postexposure Prophylaxis to Prevent Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 Infection: A Randomized Trial. Ann. Intern. Med. 2021; 174 (3): 344-52. DOI: https://doi.org/10.7326/M20-6519

3.Mitjà O., Corbacho-Monné M., Ubals M., Alemany A., Suñer C., Tebé C., Tobias A., Peñafiel J., Ballana E., Pérez C.A., Admella P., Riera-Martí N., Laporte P., Mitjà J., Clua M., Bertran L., Sarquella M., Gavilán S., Ara J., Argimon J.M., Cuatrecasas G., Cañadas P., Elizalde-Torrent A., Fabregat R., Farré M., Forcada A., Flores-Mateo G., López C., Muntada E., Nadal N., Narejos S., Nieto A., Prat N., Puig J., Quiñones C., Ramírez-Viaplana F., Reyes-Urueña J., Riveira-Muñoz E., Ruiz L., Sanz S., Sentís A., Sierra A., Velasco C., Vivanco-Hidalgo RM., Zamora J., Casabona J., Vall-Mayans M., González-Beiras C., Clotet B.; BCN-PEP-CoV2 Research Group. A Cluster-Randomized Trial of Hydroxychloroquine for Prevention of Covid-19. N. Engl. J. Med. 2021; 384 (5): 417-27. DOI: https://doi.org/10.1056/NEJMoa2021801

4.Abella B.S., Jolkovsky E.L., Biney B.T., Uspal J.E., Hyman M.C., Frank I., Hensley S.E., Gill S., Vogl D.T., Maillard I., Babushok D.V., Huang A.C., Nasta S.D., Walsh J.C., Wiletyo E.P., Gimotty P.A., Milone M.C., Amaravadi R.K; Prevention and Treatment of COVID-19 With Hydroxychloroquine (PATCH) Investigators. Efficacy and Safety of Hydroxychloroquine vs Placebo for Pre-exposure SARS-CoV-2 Prophylaxis Among Health Care Workers: A Randomized Clinical Trial. JAMA Intern. Med. 2021; 181 (2): 195-202. DOI: https://doi.org/10.1001/jamainternmed.2020.6319

5.Akhtar S., Das J.K., Ismail T., Wahid M., Saeed W., Bhutta Z.A. Nutritional perspectives for the prevention and mitigation of COVID-19. Nutr. Rev. 2021; 79 (3): 289-300. DOI: https://doi.org/10.1093/nutrit/nuaa063

6. Закурская В.Я., Сизякина Л.П., Харитонова М.В., Шлык С.В. Динамика специфического гуморального ответа у пациентов, перенесших COVID-19. Иммунология. 2022; 43 (1): 71-7. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2022-43-1-71-77

7. Семенова Е.В., Павлюк В.В., Уварова М.А., Иванов А.В. Особенности гуморального иммунитета после перенесенного COVID-19. Медицинская иммунология 2022; 24 (2): 337-50. DOI: https://www.doi.org/10.15789/1563-0625-FOH-2452

8. Андреев И.В., Нечай К.О., Андреев А.И., Зубарева А.П., Есаулова Д.Р., Аленова А.М., Николаева И.А., Чернявская О.П., Ломоносов К.С., Шульженко А.Е., Курбачева О.М., Латышева Е.А., Шартанова Н.В., Назарова Е.В., Романова Л.В., Черченко Н.Г., Смирнов В.В., Аверков О.В., Мартынов А.И., Вечорко В.И., Гудима Г.О., Кудлай Д.А., Хаитов М.Р., Хаитов Р.М. Поствакцинальный и постинфекционный гуморальный иммунный ответ на инфекцию SARS-CoV-2. Иммунология. 2022; 43 (1): 18-32. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2022-43-1-18-32

9. Sungnak W., Huang N., Bécavin C., Berg M., Queen R., Litvinukova M., Talavera-López C., Maatz H., Reichart D., Sampaziotis F., Worlock K.B., Yoshida M., Barnes J.L.; HCA Lung Biological Network. SARS-CoV-2 entry factors are highly expressed in nasal epithelial cells together with innate immune genes. Nat. Med. 2020; 26 (5): 681-7. DOI: https://doi.org/10.1038/s41591-020-0868-6

10.Rockx B., Kuiken T., Herfst S., Bestebroer T., Lamers M.M., Oude Munnink B.B., de Meulder D., van Amerongen G., van den Brand J., Okba N.M.A., Schipper D., van Run P., Leijten L., Sikkema R., Verschoor E., Verstrepen B., Bogers W., Langermans J., Drosten C., Fentener van Vlissingen M., Fouchier R., de Swart R., Koopmans M., Haagmans B.L. Comparative pathogenesis of COVID-19, MERS, and SARS in a nonhuman primate model. Science. 2020; 368 (6494): 1012-5. DOI: https://doi.org/10.1126/science.abb7314

11.Zou L., Ruan F., Huang M., Liang L., Huang H., Hong Z., Yu J., Kang M., Song Y., Xia J., Guo Q., Song T., He J., Yen H.L., Peiris M., Wu J. SARS-CoV-2 Viral Load in Upper Respiratory Specimens of Infected Patients. N. Engl. J. Med. 2020; 382 (12): 1177-9. DOI: https://doi.org/10.1056/NEJMc2001737

12.Peiris J.S., Chu C.M., Cheng V.C., Chan K.S., Hung I.F., Poon L.L., Law K.I., Tang B.S., Hon T.Y., Chan C.S., Chan K.H., Ng J.S., Zheng B.J., Ng W.L., Lai R.W., Guan Y., Yuen KY; HKU/UCH SARS Study Group. Clinical progression and viral load in a community outbreak of coronavirus-associated SARS pneumonia: a prospective study. Lancet. 2003; 361 (9371): 1767-72. DOI: https://doi.org/10.1016/s0140-6736(03)13412-5

13.Ziegler C.G.K., Miao V.N., Owings A.H., Navia A.W., Tang Y., Bromley J.D., Lotfy P., Sloan M., Laird H., Williams H.B., George M., Drake R.S., Christian T., Parker A., Sindel C.B., Burger M.W., Pride Y., Hasan M., Abraham G.E. 3rd, Senitko M., Robinson T.O., Shalek A.K., Glover S.C., Horwitz B.H., Ordovas-Montanes J. Impaired local intrinsic immunity to SARS-CoV-2 infection in severe COVID-19. Cell. 2021; 184 (18): 4713-33.e22. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cell.2021.07.023

14.Mateus J., Grifoni A., Tarke A., Sidney J., Ramirez S.I., Dan J.M., Burger Z.C., Rawlings S.A., Smith D.M., Phillips E., Mallal S., Lammers M., Rubiro P., Quiambao L., Sutherland A., Yu E.D., da Silva Antunes R., Greenbaum J., Frazier A., Markmann A.J., Premkumar L., de Silva A., Peters B., Crotty S., Sette A., Weiskopf D. Selective and cross-reactive SARS-CoV-2 T cell epitopes in unexposed humans. Science. 2020; 370 (6512): 89-94. DOI: https://doi.org/10.1126/science.abd3871

15.Chen G., Wu D., Guo W., Cao Y., Huang D., Wang H., Wang T., Zhang X., Chen H., Yu H., Zhang X., Zhang M., Wu S., Song J., Chen T., Han M., Li S., Luo X., Zhao J., Ning Q. Clinical and immunological features of severe and moderate coronavirus disease 2019. J. Clin. Invest. 2020; 130 (5): 2620-9. DOI: https://doi.org/10.1172/JCI137244

16.Zheng M., Gao Y., Wang G., Song G., Liu S., Sun D., Xu Y., Tian Z. Functional exhaustion of antiviral lymphocytes in COVID-19 patients. Cell. Mol. Immunol. 2020; 17 (5): 533-5. DOI: https://doi.org/10.1038/s41423-020-0402-2

17.Ricke D.O. Two Different Antibody-Dependent Enhancement (ADE) Risks for SARS-CoV-2 Antibodies. Front. Immunol. 2021; 12: 640093. DOI: https://doi.org/10.3389/fimmu.2021.640093

18.Wen J., Cheng Y., Ling R., Dai Y., Huang B., Huang W., Zhang S., Jiang Y. Antibody-dependent enhancement of coronavirus. Int. J. Infect. Dis. 2020; 100: 483-9. DOI: https://doi.org/10.1016/j.ijid.2020.09.015

19.COVID-19: Developing Drugs and Biological Products for Treatment or Prevention. Guidance for Industry. FDA (February, 2021). URL: http://resource.nlm.nih.gov/9918231202706676

20.Rock K.L., Reits E., Neefjes J. Present Yourself! By MHC Class I and MHC Class II Molecules. Trends Immunol. 2016; 37 (11): 724-37. DOI: https://doi.org/10.1016/j.it.2016.08.010

21.Bruchez A., Sha K., Johnson J., Chen L., Stefani C., McConnell H., Gaucherand L., Prins R., Matreyek K.A., Hume A.J., Mühlberger E., Schmidt E.V., Olinger G.G., Stuart L.M., Lacy-Hulbert A. MHC class II transactivator CIITA induces cell resistance to Ebola virus and SARS-like coronaviruses. Science. 2020; 370 (6513): 241-7. DOI: https://doi.org/10.1126/science.abb3753

22.Kimball A., Hatfield K.M., Arons M., James A., Taylor J., Spicer K., Bardossy A.C., Oakley L.P., Tanwar S., Chisty Z., Bell J.M., Methner M., Harney J., Jacobs J.R., Carlson CM., McLaughlin H.P., Stone N., Clark S., Brostrom-Smith C., Page L.C., Kay M., Lewis J., Russell D., Hiatt B., Gant J., Duchin J.S., Clark T.A., Honein M.A., Reddy S.C., Jernigan J.A; Public Health - Seattle & King County; CDC COVID-19 Investigation Team. Asymptomatic and Presymptomatic SARS-CoV-2 Infections in Residents of a Long-Term Care Skilled Nursing Facility - King County, Washington, March 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep. 2020; 69 (13): 377-81. DOI: https://doi.org/10.15585/mmwr.mm6913e1

23.Richard M., Kok A., de Meulder D., Bestebroer T.M., Lamers M.M., Okba N.M.A., Fentener van Vlissingen M., Rockx B., Haagmans B.L., Koopmans M.P.G., Fouchier R.A.M., Herfst S. SARS-CoV-2 is transmitted via contact and via the air between ferrets. Nat. Commun. 2020; 11 (1): 3496. DOI: https://doi.org/10.1038/s41467-020-17367-2

24.Liu Y., Ning Z., Chen Y., Guo M., Liu Y., Gali NK., Sun L., Duan Y., Cai J., Westerdahl D., Liu X., Xu K., Ho KF., Kan H., Fu Q., Lan K. Aerodynamic analysis of SARS-CoV-2 in two Wuhan hospitals. Nature. 2020; 582 (7813): 557-60. DOI: https://doi.org/10.1038/s41586-020-2271-3

25.Wölfel R., Corman V.M., Guggemos W., Seilmaier M., Zange S., Müller M.A., Niemeyer D., Jones T.C., Vollmar P., Rothe C., Hoelscher M., Bleicker T., Brünink S., Schneider J., Ehmann R., Zwirglmaier K., Drosten C., Wendtner C. Virological assessment of hospitalized patients with COVID-2019. Nature. 2020; 581 (7809): 465-9. DOI: https://doi.org/10.1038/s41586-020-2196-x

26. Зайчук Т.А., Нечипуренко Ю.Д., Аджубей А.А., Оникиенко С.Б., Черешнев В.А., Зайнутдинов С.С., Кочнева Г.В., Нетесов С.В., Матвеева О.В. Проблемы создания вакцин против бетакоронавирусов: антителозависимое усиление инфекции и вирус сендай как возможный вакцинный вектор. Молекулярная биология. 2020; 54 (6): 922-38. DOI: https://doi.org/10.31857/S0026898420060154 (in Russian)

27.Yin X., Riva L., Pu Y., Martin-Sancho L., Kanamune J., Yamamoto Y., Sakai K., Gotoh S., Miorin L., De Jesus P.D., Yang C.C., Herbert K.M., Yoh S., Hultquist J.F., García-Sastre A., Chanda S.K. MDA5 Governs the Innate Immune Response to SARS-CoV-2 in Lung Epithelial Cells. Cell. Rep. 2021; 34 (2): 108628. DOI: https://doi.org/10.1016/j.celrep.2020.108628

28.Hsin F., Chao T-L., Chan Y.-R., Kao H.-C., Liu W.-D., Wang J.-T., Pang Y.-H., Lin C.-H., Tsai Y.-M., Lin J.-Y., Chang S.-Y., Liu H.M. Distinct Inductions of and Responses to Type I and Type III Interferons Promote Infections in Two SARS-CoV-2 Isolates. bioRxiv. 2020; 04.30: 071357. DOI: https://doi.org/10.1101/2020.04.30.071357

29.Rebendenne A., Valadão A.L.C., Tauziet M., Maarifi G., Bonaventure B., McKellar J., Planès R., Nisole S., Arnaud-Arnould M., Moncorgé O., Goujon C. SARS-CoV-2 triggers an MDA-5-dependent interferon response which is unable to control replication in lung epithelial cells. J. Virol. 2021; 95 (8): e02415-20. DOI: https://doi.org/10.1128/JVI.02415-20

30. Никифоров В.В., Сологуб Т.В., Токин И.И., Цветков В.В., Ерофеева М.К., Зарубаев В.В. Возможность использования интерферона-γ при гриппозной инфекции. Эпидемиология и инфекционные болезни. 2015; 20 (3): 11-6. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vozmozhnost-ispolzovaniya-interferona-upri-grippoznoy-infektsii

31. Myasnikov A.L., Berns S.A., Zverev K.V., Lartseva O.A., Talyzin P.A. Efficacy of Interferon Gamma in the Prevention of SARS-CoV-2 Infection (COVID-19): Results of a Prospective Controlled Trial. International Journal of Biomedicine. 2020; 10 (3): 182-8. DOI: https://doi.org/10.21103/Article10(3)_OA1

32. Сологуб Т.В., Мидикари А.С., Агафонов В.Н., Суздальцев А.А., Цветков В.В. Эффективность и целесообразность использования рекомбинантного интерферона-γ в комплексной терапии больных гриппом А(Н lNl)pdm09. Эпидемиология и инфекционные болезни. 2017; 22 (2): 58-63. DOI: http://dx.doi.org/10.18821/1560-9529-2017-2-58-63

33. Временные методические рекомендации. Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Версия 15 от 22.02.2022 (Министерство здравоохранения Российской Федерации). URL: https://static-0.minzdrav.gov.ru/system/attachments/attaches/000/059/392/original/%D0%92%D0%9C%D0%A0_COVID-19_V15.pdf (дата обращения: 01.05.2022)

Главный редактор
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Хаитов Муса Рахимович

Член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, директор ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России

Редакционная коллегия журнала «Иммунология» и ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России с прискорбием сообщают, что 11.03.2022 г. скончался Президент журнала «Иммунология», научный руководитель Института академик РАН Хаитов Рахим Мусаевич
Медицина сегодня
VI Научно-практическая конференция "Парадигмы лекарственной терапии у онкологических больных"

Уважаемые коллеги! Приглашаем Вас принять участие в VI Научно-практической конференции "Парадигмы лекарственной терапии у онкологических больных" ( https://mrrcconference.ru/ ), которая впервые состоится в Москве, в очном формате 08-09 сентября 2022 г. Адрес : г. Москва, ул...

XI Национальный конгресс "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология".

XI Национальный конгресс с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" - Реконструкция формы. Управление временем С 29 ноября по 1 декабря 2022 года в Москве пройдет XI Национальный конгресс "Пластическая хирургия,...

XIII международный форум "Росмедобр-2022

15-17 сентября на площадке "Рэдиссон Славянская Отель и Бизнес-центр" в Москве состоится XIII международный форум "Росмедобр-2022. Инновационные обучающие технологии в медицине" - крупнейшее ежегодное событие в сфере медицинского образования в русскоязычном пространстве....


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»