Определение антител против шиповидного белка SARS-CoV-2 в сыворотке вакцинированных добровольцев методом проточной цитометрии

Резюме

Введение. Определение антител против шиповидного (Spike, S) белка нового коронавируса SARS-CoV-2 широко используется для подтверждения текущей или перенесенной инфекции SARS-CoV-2, а также в качестве показателя эффективности вакцинации против COVID-19. Наиболее распространенным методом определения анти-S-антител является иммуноферментный анализ (ELISA), в котором используется рекомбинантный S-белок. Метод иммунофлуоресценции с последующей проточной цитометрией предоставляет альтернативную возможность для определения анти-S-антител, где в качестве S-антигена используется белок в нативной трансмембранной конформации.

Цель исследования - отработка метода определения анти-S-антител с помощью проточной цитометрии, а также подбор наиболее адекватного метода обработки экспериментальных данных.

Материал и методы. В исследовании приняли участие 22 добровольца (7 мужчин и 15 женщин от 25 до 70 лет, медиана - 48 лет). Все добровольцы с января по февраль 2021 г. были вакцинированы двумя дозами вакцины "Спутник V". Образцы сывороток доноров были собраны до вакцинации "Спутником V" и через 3 мес после вакцинации. 5 добровольцев к моменту вакцинации уже переболели COVID-19 в легкой форме. Остальные 17 добровольцев до вакцинации не встречались с антигеном SARS-CoV-2. Антитела против S-белка определяли методом иммунофлуоресценции с регистрацией на проточном цитометре. В качестве мишеней использовали клетки HEK293, временно трансфецированные плазмидой, кодирующей S-белок дикого типа. Трансфекцию проводили кальций-фосфатным методом. Клетки обрабатывали последовательно разведенными сыворотками, а затем окрашивали вторичными антителами анти-IgG-РЕ и анти-IgM-FITC. Уровень флуоресценции измеряли с помощью проточного цитометра. В качестве результата измерения использовали среднее значение флуоресценции (mean fluorescence intensity, MFI), полученное при разведении сыворотки в 18 раз, или площадь под кривой титрования (area under curve, AUC). Анти-RBD-антитела определяли с помощью иммуноферментного анализа, а вирус-нейтрализующую активность - с помощью псевдотипированного или суррогатного вирус-нейтрализационного анализа (pVNA и sVNA).

Результаты. С помощью отработанного метода было показано образование анти-S-антител изотипов IgG и IgM через 3 мес после иммунизации вакциной "Спутник V". В упрощенном варианте метода относительную концентрацию антител определяли при единственном разведении тестируемой сыворотки путем измерения средней интенсивности флуоресценции (MFI) клеток-мишеней. Более надежные результаты были получены при регистрации кривой титрования и подсчета площади под кривой (AUC). Полученные таким образом результаты хорошо коррелировали с определением анти-RBD-антител методом ELISA, а также с данными вирус-нейтрализации в псевдотипированном и суррогатном вариантах.

Заключение. Проточная цитометрия - это удобный метод для одновременного определения в сыворотке человека анти-S-антител изотипов IgG и IgM. К преимуществам метода относится то, что S-белок представляется в нативной трансмембранной конформации. После незначительной модификации отработанный метод можно использовать для определения уровня анти-S-антител против мутантных вариантов SARS-CoV-2.

Ключевые слова:коронавирусная инфекция; SARS-CoV-2; COVID-19; антитела; проточная цитометрия

Для цитирования: Астахова Е.А., Бязрова М.Г., Миляев С.М., Сухова М.М., Михайлов А.А., Морозов А.А., Прилипов А.Г., Филатов А.В. Анализ методом проточной цитометрии антител против шиповидного белка SARS-CoV-2 в сыворотке вакцинированных добровольцев. Иммунология. 2022; 43 (4): 447-457. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2022-43-4-447-457

Финансирование. Работа поддержана грантом РНФ № 21-15-00286. Работа Бязровой М.Г. выполнена при поддержке Программы стратегического академического лидерства ФГАОУ ВО РУДН Минобрнауки России.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Сбор и обработка материала - Миляев С.М., Бязрова М.Г., Сухова М.М., Михайлов А.А., Морозов А.А.; написание текста, редактирование - Астахова Е.А., Филатов А.В.; окончательный вариант и целостность текста - Прилипов А.Г., Филатов А.В.

Введение

В эпоху глобального распространения нового коронавируса, который вызывает тяжелый острый респираторный синдром (SARS-CoV-2), большое значение приобрели методы диагностики вызываемой им инфекции. Тестирование с помощью обратной транскрипции, амплификации и последующей полимеразной цепной реакции в режиме реального времени (ОТ-ПЦР-РВ) позволяет обнаруживать коронавирус на самых ранних стадиях инфекции, однако этот метод плохо применим к более поздним периодам заболевания [1]. Тест на антитела против антигенов SARS-CoV-2 является дополнительным по отношению к ОТ-ПЦР-РВ, при этом он обладает некоторыми преимуществами, поскольку может являться показателем не только текущей инфекции, но и свидетельствовать о недавно перенесенном заболевании. Было показано, что титры антител против SARS-CoV-2 коррелируют с тяжестью заболевания, отражая более высокую скорость репликации вируса у пациентов с тяжелым заболеванием и, соответственно, более интенсивный иммунный ответ. Наряду с этим анализ антительного ответа также широко используется в качестве показателя эффективности вакцинации против COVID-19 [2].

К настоящему времени разработан целый ряд методов, позволяющих анализировать вирус-специфические антитела. В первую очередь это различные модификации иммуноферментного анализа с колориметрической (ELISA) и хемилюминесцентной (CLIA) детекцией сигнала [3, 4]. Примерно на тех же принципах основаны методы с использованием чипов [5]. Общая черта этих методов - использование биохимически выделенных антигенов, которые сорбируют на твердую фазу.

В простейшем случае в качестве антигена используют фрагмент шиповидного белка (Spike, S), так называемый рецептор-связывающий домен (receptor binding domain, RBD). Этот антиген наиболее прост в производстве и соответствует наиболее важной в функциональном отношении части S-белка, которая отвечает за связывание с рецептором ACE2. В более передовых версиях иммуноанализа в качестве антигена используют полноразмерный S-белок, а в некоторых случаях - его тримеризованную форму, которая в большей степени соответствует нативной конформации S-белка.

В качестве альтернативного метода для определения анти-S-антител было предложено использовать иммунофлуоресцентое окрашивание с последующей регистрацией на проточном цитометре (FC) [6-9]. В качестве мишеней используются клетки, временно или стабильно трансфецированные вектором, кодирующим S-белок.

В этом подходе отсутствует стадия выделения антигена, то есть антиген используется в конформации, в которой он присутствует на поверхности коронавируса.

В данной работе представлен отработанный нами вариант метода определения анти-S-антител в сыворотке вакцинированных добровольцев с помощью иммунофлуоресцентного окрашивания и последующей регистрацией на проточном цитометре. Разработанная система детекции поддается стандартизации и может быть использована для мультиплексного обнаружения Ig всех изотипов в одном анализе. Предложенную систему можно легко переформатировать для определения антител против мутантных вариантов коронавируса.

Материал и методы

Характеристика пациентов. В исследование были включены 22 добровольца (7 мужчин и 15 женщин от 25 до 70 лет, медиана - 48 лет). Все добровольцы с января по февраль 2021 г. были вакцинированы двумя дозами вакцины "Спутник V". Образцы сывороток доноров были собраны до вакцинации "Спутником V" (М0) и через 3 мес после вакцинации (М3). 5 из 22 добровольцев к моменту вакцинации уже переболели COVID-19 в легкой форме. Остальные 17 добровольцев до вакцинации не встречались с антигеном SARS-CoV-2, что было подтверждено анализом на сывороточные антитела против нуклеокапсидного белка коронавируса. Исследование выполнено в соответствии с требованиями Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации "Этические принципы проведения научных медицинских исследований с участием человека в качестве испытуемого". От каждого участника исследования получено письменное информированное согласие. Протокол исследования рассмотрен и одобрен Этическим комитетом ФГБУ "ГНЦ Институт иммунологии" ФМБА России (протокол № 12-1, 29 декабря 2020 г.).

Определение анти-S-антител методом FC. На 10-сантиметровую чашку Петри высевали 3,6 млн клеток НЕК293. На следующий день клетки трансфецировали 30 мкг плазмиды pCG1-SARS-S, кодирующей кодон-оптимизированный S-белок дикого типа с делецией 19 аминокислотных остатков на С-конце [10]. Трансфекцию проводили кальций-фосфатным методом. Через 6 ч среду меняли на свежую, а через 2 сут клетки НЕК293, экспрессирующие S-белок, собирали и использовали в тесте. Экспрессию S-белка контролировали в каждом опыте путем окрашивания трансфецированных клеток моноклональным анти-RBD-антителом (клон XR15 был любезно предоставлен Ю.С. Лебединым). Эффективность трансфекции варьировала от 80 до 90 %, что считали незначительными отклонениями. Последовательно разведенные образцы сывороток в объеме 20 мкл добавляли к равному объему суспензии из 10 000 клеток НЕК293-S в фосфатно-солевом буфере (ФСБ) и инкубировали в течение 30 мин при 4 °С. Для проявления использовали вторичные антитела к иммуноглобулинам человека анти-IgG-РЕ (клон CH1) и анти-IgM-FITC (клон МА2), ранее полученные в нашей лаборатории. Клетки инкубировали со вторичными антителами в темноте при 4 °С. Между всеми инкубациями проводили по 2 отмывки в 200 мкл ФСБ. Уровень флуоресценции измеряли с помощью проточного цитометра CytoFLEX S (Beckman Coulter, США). На цитограммах не наблюдали четкого расхождения позитивных и негативных клеточных популяций. Для того чтобы свести к минимуму субъективный фактор при выборе пределов интегрирования, значения MFI определяли для клеточной популяции в целом. В качестве результата измерения использовали среднее значение флуоресценции (mean fluorescence intensity, MFI), полученное при разведении сыворотки в 18 раз, или площадь под кривой титрования (area under curve, AUC). Из полученных значений вычитали MFI от фонового связывания сывороток с нетрансфецированными клетками. Сыворотки добровольцев, которые не болели COVID-19 и не были вакцинированы, использовали в качестве отрицательного контроля.

Определение анти-RBD-антител методом ELISA. Уровень RBD-специфических антител в образцах плазмы определяли с помощью набора производства "Хема Медика" (Москва, Россия) в соответствии с инструкцией производителя. В качестве проявочных антител использовали конъюгат CH1-HRP для определения специфических антител IgG-изотипа или МА2-biotin и авидин-HRP для определения антител IgM-изотипа.

Определение вирус-нейтрализующих антител методом pVNA. Для проведения теста мы использовали вирусоподобные частицы (VLP), на поверхности которых находился S-белок дикого типа [10]. Для каждого образца сыворотки делали последовательные разведения с шагом 4, начиная с разведения 1 : 4. К 20 мкл разведенной сыворотки добавляли 10 мкл VLP, инкубировали 30 мин. После этого смесь добавляли в лунки 96-луночных планшетов, в которые предварительно были посеяны клетки НЕК293, стабильно экспрессирующие АСЕ2 (5000 клеток на лунку). Через 3 сут клетки собирали и с помощью проточного цитометра измеряли процент GFP-позитивных клеток. По полученным кривым титрования находили ID50 - разведение сыворотки, при котором наблюдается 50 % блокирующий эффект.

Определение вирус-нейтрализующих антител методом sVNA. Тест проводили с помощью набора SARS-CoV-2 ВНАФА "Хема Медика" (Россия) (REF К533). Образцы сыворотки разводили в 10 раз буфером для образцов и добавляли к ним конъюгат RBD-HRP в соотношении 1 : 10. Инкубировали 30 мин при 37 °C. Далее 100 мкл реакционной смеси переносили в планшет с сорбированным АСЕ2 и инкубировали еще 30 мин при 37 °C. Отмывали лунки 5 раз раствором для отмывки. Добавляли 100 мкл ТМВ и инкубировали до появления синего окрашивания, а затем останавливали реакцию добавлением 100 мкл стоп-реагента. Оптичес­кую плотность полученного раствора измеряли с помощью фотометра iMark Microplate Absorbance Reader (BioRad, США).

Статистическая обработка данных проведена с использованием программного обеспечения GraphPad Prism версия 8.4.3 (GraphPad, США). Значимость различий между выборками оценивали с помощью критерия Вилкоксона. Различия сравниваемых параметров считались статистически значимыми при p ≤ 0,05. Данные на гистограммах показывают медиану и межквартильный размах. Количественную оценку статистической связи между параметрами проводили, рассчитывая коэффициент ранговой корреляции по Спирмену (r). При расчете площади под кривыми титрования (AUC) каждое разведение в 10 раз принимали за единицу.

Результаты

Для определения уровня S-специфических антител IgG- и IgM-изотипа в сыворотках добровольцев нами был отработан метод с применением проточной цитометрии (FC). В качестве мишеней мы использовали клетки HEK293T, временно трансфецированные плазмидой, кодирующей коронавирусный S-белок (293Т-S). Последовательно разведенные образцы сывороток инкубировали с клетками 293Т-S. Сывороточные антитела, связавшиеся с S-белком, проявляли конъюгатами вторичных антител анти-IgG-PE и анти-IgM-FITC. Одновременная регистрация флуоресценции в оранжевом и зеленом каналах позволяла определять уровни анти-S-антител IgG- и IgM-изотипа в одном измерении. Интенсивность флуоресценции клеток 293Т-S, к которым не добавляли сыворотку, принимали за фоновые значения, которые вычитали из опытных показателей.

На рис. 1 приведены репрезентативные кривые титрования, полученные при измерении уровня анти-S-антител изотипов IgG (рис. 1А, верхняя панель) и IgM (рис. 1А, нижняя панель) в сыворотке одного из доноров. Сыворотка была последовательно разведена в 2, 6, 18, 54, 162, 500, 1500 раз. При разведении сыворотки мы наблюдали падение уровня иммунофлуоресценции.

Для анализа уровня антител мы использовали два подхода. В первом в качестве меры уровня антител использовали значения MFI, полученные при разведении сывороток в 18 раз (рис. 1А, область выделена заштрихованными прямоугольниками). Как правило, это разведение примерно соответствовало 50 % падению иммунофлуоресценции по сравнению с неразведенной сывороткой, приходилось на наиболее крутой и линейный участок кривой титрования и, следовательно, обеспечивало самую высокую чувствительность метода. Согласно другому подходу, для каждого образца рассчитывали площадь под кривой титрования и выражали ее в единицах AUC (area under curve) (рис. 1В, заштрихованная область).

При анализе с учетом значений MFI через 3 мес после вакцинации уровень анти-S-антител IgG-изотипа увечился в 8,9 раз (p < 0,0001). У 2 из 5 ранее переболевших COVID-19 доноров (точки закрашены черным цветом) уровень анти-S-антител IgG-изотипа существенно превышал медианное значение выборки уже в точке М0 (MFI = 3300 и 1600 при медианном значении 210). Через 3 мес после вакцинации мы также наблюдали увеличение уровня анти-S-антител IgM-изотипа (р = 0,0233), хотя медианные значения увеличились только в 1,2 раза (рис. 1Б). Аналогичные результаты получены при учете значений AUC (рис. 1Г). Через 3 мес после вакцинации уровень анти-S-антител увеличился в 31 раз (p < 0,0001) для IgG-изотипа и в 1,6 раза (p = 0,0002) для IgM-изотипа.

Для сравнения результатов, полученных разработанным методом FC, а также традиционным иммуноферментным анализом ELISA, мы провели их корреляционный анализ по Спирмену (рис. 2). При учете значений MFI наблюдалась хорошая корреляция между анти-S- и анти-RBD-антителами, определенными методами FC и ELISA (r = 0,7504, p < 0,0001; r = 0,5808, p = 0,0046, для IgG- и IgM-антител соответственно). Еще более высокая корреляция между этими параметрами наблюдалась при учете значений AUC (r = 0,8216, p < 0,0001; r = 0,5720, p = 0,0054, для IgG- и IgM-антител соответственно).

Степень защиты от COVID-19 после вакцинации во многом зависит от уровня вирус-нейтрализующих антител в сыворотке донора [11, 12]. Вирус-нейтрализация SARS-CoV-2 в основном происходит за счет специфических антител IgG-изотипа. На следующем этапе исследования мы сравнили анти-S-антитела IgG-изотипа, определенные с помощью FC, со способностью сывороток нейтрализовать вирус (рис. 3).

Вирус-нейтрализующую активность мы определяли двумя методами: с помощью псевдотипированного лентивируса, на поверхности которого располагается коронавирусный S-белок (pVNA), а также с помощью суррогатного вирус-нейтрализующего анализа (sVNA), который работает по принципу ELISA, где на подложке сорбируется ACE2, а в качестве лиганда используется комплекс RBD-HRP. Результаты корреляционного анализа приведены на рис. 3. При анализе с учетом значений MFI наблюдалась хорошая корреляция между вирус-связывающей и вирус-нейтрализующей активностями антител (r = 0,7945, p < 0,0001; r = 0,7482, p < 0,0001, для sVNA и pVNA соответственно). При анализе значений AUC обнаруживалась более высокая степень корреляции (r = 0,8566, p < 0,0001; r = 0,7854, p < 0,0001, для sVNA и pVNA соответственно).

Обсуждение

Определение антител против коронавирусных антигенов доказало свою значимость в качестве диагностического и прогностического признака SARS-CoV-2-инфекции [13]. Определение антител против нуклеокапсидного или шиповидного антигена широко используется для подтверждения текущей или перенесенной инфекции SARS-CoV-2. Анализ анти-S-антител используется также в качестве показателя эффективности вакцинации против COVID-19. Поддержание уровня анти-SARS-CoV-2-антител в течение продолжительного времени свидетельствует о формировании иммунной памяти и иммунной защиты против реинфекции [14]. Уровень серопревалентности является показателем коллективного иммунитета, его определение необходимо для предсказания динамики пандемии.

Существующие методы определения антител против коронавирусных антигенов различаются между собой как по иммунохимическим принципам, на которых они основываются, так и по способу анализа полученных результатов. Рассмотренный нами метод FC выгодно отличается от наиболее распространенного иммуноферментного анализа (ELISA) тем, что S-белок представляется в нативной трансмембранной конформации. В этом методе отсутствует стадия наработки и выделения антигена, что упрощает его подготовку и переформатирование. Это особенно важно при тестировании антител против мутантных вариантов S-белка. Для метода FC достаточно только получить плазмиду, кодирующую соответствующий мутантный белок. Все последующие стадии теста проводятся стандартным образом. Таким образом, метод FC очень гибкий, легко адаптируется под новые варианты коронавируса. Это особенно важно в условиях быстрой смены превалирующих мутантных вариантов коронавируса. В своей работе мы одновременно определяли анти-S-антитела двух изотипов - IgG и IgM. При использовании вторичных анти-IgA-антител, меченных спектрально неперекрывающимся красителем, например аллофикоцианином, возможно одновременное определение анти-S-антител трех изотипов [15].

Наиболее адекватный метод обработки данных по определению антител - регистрация для каждого образца полной или частичной кривой титрования, которая затем аппроксимируется 4-параметрической сигмоидальной кривой [16]. Для дальнейшего анализа используется один из параметров этой кривой. Например, разведение сыворотки, при котором наблюдается перегиб кривой титрования и который соответствует линейному участку зависимости сигнала от разведения сыворотки. Как правило, эта точка соответствует разведению, при котором наблюдается 50 % падение сигнала по сравнению с неразведенной сывороткой (ID50) [10].

Метод аппроксимации позволяет получать наиболее точные результаты, однако с помощью этого метода плохо определяется ID50 низкотитражных сывороток. Альтернативный вариант - определение конечной точки титрования сыворотки (endpoint titer) [17, 18]. За результат измерения принимается наибольшее разведение сыворотки, которое обеспечивает заданное превышение над уровнем фона. Этот метод прост, позволяет сравнивать между собой высоко- и низкотитражные сыворотки. К недостаткам этого подхода можно отнести то, что с его помощью получаются дискретные результаты, которые впоследствии затруднительно обрабатывать обычными статистическими методами. Наиболее часто используется подход с измерением сигнала при одном, заранее подобранном разведении и определении коэффициента позитивности, который вычисляется как отношение оптической плотности образца к некоторому граничному значению [3, 19]. Этот метод высокопроизводителен, прост в исполнении и дает количественные результаты. Однако некоторые высоко- или низкотитражные сыворотки при определении оптической плотности могут попадать в нелинейную область, а полученные результаты будут находиться в области насыщения или, напротив, ниже уровня детекции [20]. Таким образом, выбор разведения, при котором проводятся все измерения, может быть субъективным. Отмеченных трудностей можно избежать, используя подход, который иногда называют методом суммирования или, в более общем виде, методом определения площади под кривой титрования [21].

При анализе данных, полученных методом FC, мы использовали два подхода: с определением MFI при одном разведении сыворотки, а также с вычислением AUC по кривой титрования. Первый параметр является аналогом коэффициента позитивности, который используется в ELISA. Корреляционный анализ показал, что данные ELISA лучше коррелируют с результатами AUC, чем MFI. Преимуществом результатов AUC стало также то, что они распределялись в более широком динамическом диапазоне, чем MFI. Это делает анализ AUC более достоверным, чем MFI. Аналогично данные тестов вирус-нейтрализации pVNA и sVNA лучше коррелировали с результатами AUC, чем MFI. Более низкая корреляция для MFI, вероятно, связана с тем, что низкотитражные сыворотки при выбранном разведении не попадали на линейный участок кривой титрования, а располагались в самой нижней ее части. Использование значений AUC является более адекватным методом анализа данных, полученных методом FC.

Заключение

Таким образом, проточная цитометрия - удобный метод для одновременного определения в сыворотке человека анти-S-антител IgG- и IgM-изотипов. В упрощенном варианте метода относительную концентрацию антител можно определять при единственном разведении тестируемой сыворотки путем измерения средней интенсивности флуоресценции (MFI) клеток-мишеней. Более надежные результаты получаются при регистрации кривой титрования и подсчета площади под кривой (AUC). Полученные таким образом результаты хорошо коррелировали с определением антител методом ELISA, а также с данными вирус-нейтрализации pVNA и sVNA.

Благодарность. Авторы выражают благодарность Коробовой В.В. за помощь в сборе образцов крови добровольцев.

Литература

1. Venter M., Richter K. Towards effective diagnostic assays for COVID-19: a review. J. Clin. Pathol. 2020; 73: 370-7. DOI: https://doi.org/10.1136/jclinpath-2020-206685

2. Goel R.R., Apostolidis S.A., Painter M.M., Mathew D., Pattekar A., Kuthuru O., Gouma S., Hicks P., Meng W., Rosenfeld A.M., Dysinger S., Lundgreen K.A., Kuri-Cervantes L., Adamski S., Hicks A., Korte S., Oldridge D.A., Baxter A.E., Giles J.R., Weirick M.E., McAllister C.M., Dougherty J., Long S., D’Andrea K., Hamilton J.T., Betts M.R., Luning Prak E.T., Bates P., Hensley S.E., Greenplate A.R., Wherry E.J. Distinct antibody and memory B cell responses in SARS-CoV-2 naïve and recovered individuals following mRNA vaccination. Sci. Immunol. 2021; 6: 1-19. DOI: https://doi.org/10.1126/sciimmunol.abi6950

3. Андреев И. В., Нечай К.О., Андреев А.И., Зубарева А.П., Есаулова Д.Р., Аленова А.М., Николаева И.А., Чернявская О.П., Ломоносов К.С., Шульженко А.Е., Курбачева О.М., Латышева Е.А., Шартанова Е.В., Назарова Е.В., Романова Л.В., Черченко Н.Г., Смирнов В.В., Аверков О.В., Мартынов А.И., Вечорко В.И., Гудима Г.О., Кудлай Д.А., Хаитов М.Р., Хаитов Р.М. Поствакцинальный и постинфекционный гуморальный иммунный ответ на инфекцию SARS-CoV-2. Иммунология. 2022; 43: 18-32. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2022-43-1-18-32

4.Liu B., Su X., Yu G., Yang S., Wang F., Huang T., Zhou L., Hui Z., Liao Y., Qiu Y., Huang J., Gao H., Liu J., Zhong Y. An automated chemiluminescent immunoassay (CLIA) detects SARS-CoV-2 neutralizing antibody levels in COVID-19 patients and vaccinees. Int. J. Infect. Dis. 2022; 115: 116-25. DOI: https://doi.org/10.1016/j.ijid.2021.12.316

5. Assis R., Jain A., Nakajima R., Jasinskas A., Khan S., Palma A., Parker D.M., Chau A., Specimen Collection Group, Obiero J.M., Tifrea D., Leung A., Grabar C., Muqolli F., Khalil G., Escobar J.C., Ventura J., Davies D.H., Albala B., Boden-Albala B., Schubl S., Felgner P.L. Distinct SARS-CoV-2 antibody reactivity patterns elicited by natural infection and mRNA vaccination. NPJ Vaccines 2021; 6 (1): 1-10. DOI: https://doi.org/10.1038/s41541-021-00396-3

6. Emmerich P., von Possel R., Hemmer C.J., Fritzsche C., Geerdes-Fenge H., Menge B., Messing C., Borchardt-Lohölter V., Deschermeier C., Steinhagen K. Longitudinal detection of SARS-CoV-2-specific antibody responses with different serological methods. J. Med. Virol. 2021; 93: 5816-24. DOI: https://doi.org/10.1002/jmv.27113

7. Grzelak L., Temmam S., Planchais C., Demeret C., Tondeur L., Huon C., Guivel-Benhassine F., Staropoli I., Chazal M., Dufloo J., Planas D., Buchrieser J., Rajah M.M., Robinot R., Porrot F., Albert M., Chen K.Y., Crescenzo-Chaigne B., Donati F., Anna F., Souque P., Gransagne M., Bellalou J., Nowakowski M., Backovic M., Bouadma L., Le Fevre L., Le Hingrat Q., Descamps D., Pourbaix A., Laouénan C., Ghosn J., Yazdanpanah Y., Besombes C., Jolly N., Pellerin-Fernandes S., Cheny O., Ungeheuer M.N., Mellon G., Morel P., Rolland S., Rey F.A., Behillil S., Enouf V., Lemaitre A., Créach M.A., Petres S., Escriou N., Charneau P., Fontanet A., Hoen B., Bruel T., Eloit M., Mouquet H., Schwartz O., van der Werf S. A comparison of four serological assays for detecting anti-SARS-CoV-2 antibodies in human serum samples from different populations. Sci. Transl. Med. 2020; 12: 3103. DOI: https://doi.org/10.1126/scitranslmed.abc3103

8. Horndler L., Delgado P., Abia D., Balabanov I., Mart Inez-Fleta P., Cornish G., Llamas M.A., Serrano-Villar S., Anchez-Madrid F.S., Fresno M., van Santen H.M., Alarcón B. Flow cytometry multiplexed method for the detection of neutralizing human antibodies to the native SARS-CoV-2 spike protein. EMBO Mol. Med. 2021; 13: e13549. DOI: https://doi.org/10.15252/emmm.202013549

9. Lapuente D., Maier C., Irrgang P., Hübner J., Peter A.S., Hoffmann M., Ensser A., Ziegler K., Winkler T.H., Birkholz T., Kremer A.E., Steininger P., Korn K., Neipel F., Überla K., Tenbusch M. Rapid response flow cytometric assay for the detection of antibody responses to SARS-CoV-2. Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis. 2020; 40: 751-9. DOI: https://doi.org/10.1007/s10096-020-04072-7

10. Byazrova M.G., Kulemzin S.V., Astakhova E.A., Belovezhets T.N., Efimov G.A., Chikaev A.N., Kolotygin I.O., Gorchakov A.A., Taranin A.V., Filatov A.V. Memory B cells induced by Sputnik V vaccination produce SARS-CoV-2 neutralizing antibodies upon ex vivo restimulation. Front. Immunol. 2022; 13: 840707. DOI: https://doi.org/10.3389/fimmu.2022.840707

11. Wheatley A.K., Juno J.A., Wang J.J., Selva K.J., Reynaldi A., Tan H-X., Lee W.S., Wragg K.M., Kelly H.G., Esterbauer R., Davis S.K., Kent H.E., Mordant F.L., Schlub T.E., Gordon D.L., Khoury D.S., Subbarao K., Cromer D., Gordon T.P., Chung A.W., Davenport M.P., Kent S.J. Evolution of immune responses to SARS-CoV-2 in mild-moderate COVID-19. Nat. Commun. 2021; 12: 1162. DOI: https://doi.org/10.1038/s41467-021-21444-5

12. Garcia-Beltran W.F., Lam E.C., Astudillo M.G., Yang D., Miller T.E., Feldman J., Hauser B.M., Caradonna T.M., Clayton K.L., Nitido A.D., Murali M.R., Alter G., Charles R.C., Dighe A., Branda J.A., Lennerz J.K., Lingwood D., Schmidt A.G., Iafrate A.J., Balazs A.B. COVID-19-neutralizing antibodies predict disease severity and survival. Cell. 2021; 184: 476-88.e11. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cell.2020.12.015

13. Гудима Г.О., Хаитов Р.М., Кудлай Д.А., Хаитов М.Р. Молекулярно-иммунологические аспекты диагностики, профилактики и лечения коронавирусной инфекции. Иммунология. 2021; 42: 198-210. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2021-42-3-198-210

14. Пащенков М.В., Хаитов М.Р. Иммунный ответ против эпидемических коронавирусов. Иммунология. 2020; 41: 5-18. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2020-41-1-5-18

15. Ferreira-Gomes M., Kruglov A., Durek P., Heinrich F., Tizian C., Heinz G.A., Pascual-Reguant A., Du W., Mothes R., Fan C., Frischbutter S., Habenicht K., Budzinski L., Ninnemann J., Jani P.K., Guerra G.M., Lehmann K., Matz M., Ostendorf L., Heiberger L., Chang H.D., Bauherr S., Maurer M., Schönrich G., Raftery M., Kallinich T., Mall M.A., Angermair S., Treskatsch S., Dörner T., Corman V.M., Diefenbach A., Volk H.D., Elezkurtaj S., Winkler T.H., Dong J., Hauser A.E., Radbruch H., Witkowski M., Melchers F., Radbruch A., Mashreghi M.F. SARS-CoV-2 in severe COVID-19 induces a TGF-β-dominated chronic immune response that does not target itself. Nat. Commun. 2021; 12: 1-14. DOI: https://doi.org/10.1038/s41467-021-22210-3

16. Karpinski K.F., Hayward S., Tryphonas H. Statistical considerations in the quantitation of serum immunoglobulin levels using the Enzyme-Linked Immunosorbent Assay (ELISA). J. Immunol. Methods. 1987; 103: 189-94. DOI: https://doi.org/10.1016/0022-1759(87)90289-4

17. Frey A., Di Canzio J., Zurakowski D. A statistically defined endpoint titer determination method for immunoassays. J. Immunol. Methods. 1998; 221: 35-41. DOI: https://doi.org/10.1016/S0022-1759(98)00170-7

18. Logunov D.Y., Dolzhikova I.V., Shcheblyakov D.V., Tukhvatulin A.I., Zubkova O.V., Dzharullaeva A.S., Kovyrshina A.V., Lubenets N.L., Grousova D.M., Erokhova A.S., Botikov A.G., Izhaeva F.M., Popova O., Ozharovskaya T.A., Esmagambetov I.B., Favorskaya I.A., Zrelkin D.I., Voronina D.V., Shcherbinin D.N., Semikhin A.S., Simakova Y.V., Tokarskaya E.A., Egorova D.A., Shmarov M.M., Nikitenko N.A., Gushchin V.A., Smolyarchuk E.A., Zyryanov S.K., Borisevich S.V., Naroditsky B.S., Gintsburg A.L. Safety and efficacy of an rAd26 and rAd5 vector-based heterologous prime-boost COVID-19 vaccine: an interim analysis of a randomised controlled phase 3 trial in Russia. Lancet. 2021; 397: 671-81. DOI: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(21)00234-8

19. Закурская В.Я., Сизякина Л.П., Харитонова М.В., Шлык С.В. Динамика специфического гуморального ответа пациентов, перенесших COVID-19. Иммунология. 2022; 43: 71-7. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2022-43-1-71-77

20.Pattinson D., Jester P., Guan L., Yamayoshi S., Chiba S., Presler R., Rao H., Iwatsuki-Horimoto K., Ikeda N., Hagihara M., Uchida T., Mitamura K., Halfmann P., Neumann G., Kawaoka Y. A novel method to reduce ELISA serial dilution assay workload applied to SARS-CoV-2 and seasonal HCoVs. Viruses. 2022; 14: 562. DOI: https://doi.org/10.3390/v14030562

21. Hartman H., Wang Y., Schroeder H.W., Cui X. Absorbance summation: A novel approach for analyzing high-throughput ELISA data in the absence of a standard. PLoS One. 2018; 13: e0198528. DOI: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0198528

Главный редактор
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Хаитов Муса Рахимович

Член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, директор ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России

Редакционная коллегия журнала «Иммунология» и ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России с прискорбием сообщают, что 11.03.2022 г. скончался Президент журнала «Иммунология», научный руководитель Института академик РАН Хаитов Рахим Мусаевич
Медицина сегодня
Ждем вас 2-3 декабря 2022 года на Зимней школе РОРР "Визуализация в педиатрии и неонатологии"

Новые знания от ведущих экспертов на Зимней школе РОРР "Визуализация в педиатрии и неонатологии"! Современная педиатрическая практика неотделима от научного и технического прогресса, достижения которого зачастую меняют подходы к диагностике и определению лечебной тактики. В...

Уважаемые коллеги, до XI-го Национального конгресса с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" осталось 3 дня

Уважаемые коллеги, до XI-го Национального конгресса с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" осталось 3 дня! С 29 ноября по 1 декабря 2022 года в Москве пройдет XI Национальный конгресс "Пластическая хирургия,...

X конференция с международным участием "Креативная кардиология и кардиохирургия. Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца"

6-7 декабря 2022 года состоится юбилейная X конференция с международным участием "Креативная кардиология и кардиохирургия. Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца", которая будет проходить в очном и онлайн-формате в ФГБУ "НМИЦ ССХ им. А.Н. Бакулева"...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»