Взаимосвязь между возрастом и напряженностью поствакцинального гуморального иммунного ответа у лиц, ранее переболевших COVID-19

Резюме

Введение. Несмотря на широкое проведение вакцинации против COVID-19 во всем мире, эпидемиологическая ситуация по-прежнему остается напряженной. Появление мутантных форм SARS-CoV-2, обладающих повышенной вирулентностью, вызывает новые волны заболеваемости COVID-19. На фоне изменчивости вируса возможно снижение эффективности вакцинации. В этой связи важны исследования динамики поствакцинального иммунитета, его особенностей в различных группах населения, а также взаимосвязи постинфекционного и поствакцинального иммунитета. Настоящая работа продолжает серию исследований особенностей SARS-CoV-2-специфического иммунитета у реконвалесцентов и реципиентов вакцины "Спутник V".

Цель работы - оценка напряженности SARS-CoV-2-специфического иммунного ответа в различных возрастных группах лиц, переболевших COVID-19 и впоследствии вакцинированных препаратом "Спутник V".

Материал и методы. С помощью иммуноферментного анализа исследовали содержание IgG-антител к S- и N-антигенам SARS-CoV-2 в 155 образцах сывороток крови лиц (мужчины и женщины) от 18 до 70 лет, переболевших COVID-19, а через 6 мес после выздоровления прошедших полный курс вакцинации препаратом "Спутник V". Были исследованы образцы от индивидуумов следующих возрастных групп: от 18 до 35 лет, от 35 до 45 лет, от 45 до 55 лет, от 55 до 65 лет, от 65 до 70 лет.

Результаты. Во всех обследованных возрастных группах лиц, переболевших COVID-19, а затем прошедших вакцинацию препаратом "Спутник V", наблюдается высокий уровень IgG-антител к S-белку SARS-CoV-2 (коэффициент позитивности ≥ 8,1). Уровень IgG-антител к N-белку более чем в половине случаев был ниже положительных значений среди всех обследуемых лиц.

Заключение. Проведенное исследование показало, что у лиц, переболевших COVID-19 и затем прошедших вакцинацию препаратом "Спутник V", независимо от возраста наблюдается напряженный поствакцинальный гуморальный иммунитет.

Ключевые слова:COVID-19; SARS-CoV-2; антитела; поствакцинальный иммунитет

Для цитирования: Андреев А.И., Андреев И.В., Нечай К.О., Есаулова Д.Р., Баклакова О.С., Вечорко В.И., Шиловский И.П., Кофиади И.А., Гудима Г.О., Мартынов А.И., Смирнов В.В., Кудлай Д.А., Хаитов М.Р. Взаимосвязь между возрастом и напряженностью поствакцинального гуморального иммунного ответа у лиц, ранее переболевших COVID-19. Иммунология. 2022; 43 (5): 583-592. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2022-43-5-583-592

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Все авторы внесли равный вклад в написание статьи.

Введение

Прошло уже более двух лет со времени, как в Ухане (КНР) была зарегистрирована вспышка инфекции, вызванной новым коронавирусом SARS-CoV-2, вызывающим заболевание, названное COVID-19 Быстрое распространение нового коронавируса приняло характер пандемии [1-3]. Количество случаев инфицирования SARS-CoV-2 в мире уже превысило 604 млн, количество случаев смерти от COVID-19 - 6,5 млн. В России зарегистрировано более 19,7 млн случаев SARS-CoV-2-инфекции и более 384 тыс. случаев смерти от COVID-19 [4].

Важнейшая роль в противодействии пандемии SARS-CoV-2-инфекции принадлежит вакцинации населения [5]. Ведущие научные коллективы активно разрабатывают вакцинные препараты, некоторые из них уже прошли необходимые испытания и включены в клиническую практику. Первой в мире зарегистрированной вакциной против COVID-19 стал российский препарат "ГАМ-КовидВак" ("Спутник V"), разработанный в ФГБУ "НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи" Минздрава России. В настоящее время в Российской Федерации зарегистрировано несколько вакцинных препаратов против COVID-19: "Спутник V" и разработанные на его основе "Спутник Лайт", "Спутник М" и "Спутник Н" (ФГБУ "НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи" Минздрава России), "ЭпиВакКорона" и "ЭпиВакКорона-Н" (ГНЦ ВБ "Вектор" Роспотребнадзора), "КовиВак" (ФГАНУ "ФНЦИРИП им. М.П. Чумакова РАН" Минобрнауки России), "Конвасэл®" (ФГУП СПбНИИВС ФМБА России).

Вакцина "Спутник Н" представляет собой назальную форму 2-го компонента вакцины "Спутник V" в виде спрея. Специалисты высказывают мнение о потенциальной замене инъекционных вакцин на интраназальные - такое решение имеет множество плюсов, в том числе индукцию местного и системного местного противовирусного иммунитета и простоту применения. Как и вакцину "Спутник Лайт", назальную вакцину на период проведения клинических исследований предполагается использовать в качестве бустера после иммунизации вакциной "Спутник V" [6].

Несмотря на широкое проведение вакцинации против COVID-19 во всем мире, эпидемиологическая ситуация по-прежнему остается напряженной. В июле 2021 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила о начале четвертой волны COVID-19. Исходный штамм SARS-CoV-2 к настоящему времени претерпел множество мутаций, некоторые из них существенно повлияли на его вирулентность и патогенность. Так, доминирующий в 2021 г. штамм "дельта" SARSCoV-2 в 2022 г. практически полностью вытеснен штаммом "омикрон", который имеет более высокую вирулентность по сравнению с предыдущими штаммами [4]. На фоне изменчивости вируса возможно снижение эффективности средств специфической профилактики. В этой связи важны исследования динамики поствакцинального иммунитета, его особенностей в различных группах населения, а также взаимосвязи постинфекционного и поствакцинального иммунитета.

Ранее на базе ФГБУ "ГНЦ Институт иммунологии" ФМБА России было проведено исследование сывороток крови лиц, перенесших COVID-19 легкой и средней степени тяжести и через 6 мес после выздоровления вакцинированных препаратом "Спутник V". Было обнаружено, что высокий уровень IgG-антител к S-белку в сыворотках крови пациентов наблюдается в 100 % случаев независимо от исходного значения уже на 7-й и 21-й день после введения 1-го компонента вакцины (вектор Ad26). Таким образом, для переболевших COVID-19 вакцинация стала своего рода бустером [7, 8]. Напряженный иммунитет против SARS-CoV-2 сохранялся на протяжении 9 мес. Сходные результаты были получены при оценке динамики гуморального иммунного ответа у лиц, перенесших COVID-19 [8]. Также обнаружено, что различий SARS-CoV-2-специфического иммунного ответа между группами мужчин и женщин не наблюдается [9, 10].

Цель настоящего исследования - оценка напряженности иммунного ответа на SARS-CoV-2-инфекцию и последующую вакцинацию препаратом "Спутник V" у лиц разных возрастных групп.

Материал и методы

Участники исследования. Исследование проведено в соответствии Хельсинкской декларацией Всемирной медицинской ассоциации "Этические принципы проведения научных медицинских исследований с участием человека" (WMA Declaration of Helsinki - Ethical Principles for Medical Research Involving Human Subjects, 2013) и действующими в Российской Федерации нормативными документами, регламентирующими порядок проведения исследований с привлечением добровольцев. От участников исследования получено добровольное информированное согласие. Исследование одобрено локальным этическим комитетом ФГБУ "ГНЦ Институт иммунологии" ФМБА России (протокол № 14, 22.10.2021).

Исследованные образцы. Для изучения постинфекционного и поствакцинального иммунитета проведено исследование образцов сывороток крови лиц от 18 до 70 лет, переболевших COVID-19, а через 6 мес после выздоровления прошедших полный курс вакцинации "Спутником V". Забор материала (сыворотка крови) был произведен спустя 4 мес после выполнения полного протокола вакцинации. Всего в исследовании приняли участие 155 человек 18-70 лет. Нижняя возрастная граница обусловлена разрешением применения вакцины "Спутник V" у лиц от 18 лет [11]. Исследованы образцы от индивидуумов следующих возрастных групп: от 18 до 35 лет, от 35 до 45 лет, от 45 до 55 лет, от 55 до 65 лет, от 65 до 70 лет. Исследование проводилось в ноябре 2021 г., т. е. до появления на территории нашей страны штамма "омикрон". Определяли уровень IgG-антител к S- и N-белкам SARS-CoV-2 в образцах сыворотки крови.

Лабораторные исследования. Для полуколичественного определения IgG против S- и N-антигенов SARS-CoV-2 использовали тест-систему ЭБМ-SARS-CoV-2-ИФА-IgG (разработана в ФГБУ "ГНЦ Институт иммунологии" ФМБА России совместно с ООО "Эпидбиомед-диагностика", Москва, РУ на медицинское изделие от 21 декабря 2021 г. № Р?? 2021/16132).

Для проведения иммуноферментного анализа (ИФА) рекомбинантные белки, повторяющие S- или N-белок вируса SARS-CoV-2, сорбировали в лунках полистиролового планшета. В лунки вносили исследуемые сыворотки, отрицательный и положительный контрольные образцы в разведении 1 : 10 на прилагаемом к набору раствору для разведения сывороток. Планшет выдерживали 30 мин при 37 °С, отмывали несвязавшийся материал, вносили моноклональные антитела (МкАт) против IgG человека, конъюгированные с пероксидазой хрена, выдерживали 30 мин при 37 °C, отмывали и вносили хромоген (тетраметилбензидин, ТМБ). Реакцию останавливали 10 % серной кислотой через 20 мин. Оптическую плотность продуктов ферментативной реакции определяли при длине волны 450 нм с помощью многоканального спектрофотометра Multiscan mcc/340 (Labsystems Titertek, Finland).

Для оценки результатов в пробах определяли коэффициент позитивности (КП) - относительный показатель, отражающий содержание антител в пробе, который представляет собой частное от деления ОП450 в лунке с образцом на граничное значение (ГЗ). ГЗ рассчитывается прибавлением константной величины к среднему значению отрицательного контроля (ОКср): ГЗ = ОКср + 0,2. Соответствие величин КП образца уровню IgG-антител к SARS-CoV-2 приведено в табл. 1.

Результаты

Несмотря на использование в зарубежных исследованиях показателя BAU (Binding Antibody Unit)/мл, определение КП в образцах от пациентов по-прежнему актуально, так как единая система перехода КП на общемировой стандарт пока разрабатывается, а также отсутствует количественный критерий для оценки содержания антител к нуклеокапсиду SARS-CoV-2.

Ранее проведенное исследование, одной из задач которого было изучение гуморального иммунного ответа у лиц, переболевших COVID-19, наглядно продемонстрировало наличие высокого уровня протективных антител только у 20 % переболевших спустя 1 мес после выздоровления и 22, 24 и 19 % после 3, 6 и 9 мес соответственно. К 9-му месяцу доля результатов с низким уровнем антител составляет уже 29 %, в то время как доля "серой зоны" и отрицательных результатов увеличилась до 10 % [6]. Таким образом, процент индивидуумов, не имеющих напряженного постифекционного иммунитета, с течением времени растет, что в свою очередь выводит иммунизацию как средство специфической профилактики на первое место для индукции протективных антител.

Нами было показано, что вследствие вторичного иммунного ответа, независимо от исходного уровня, на 7-й день после иммунизации переболевших лиц 1-м компонентом вакцины "Спутник V" (вектор Ad26), уровень антител против S-белка значительно повышается (КП > 8,1), достигая максимума к 21-му дню [7]. Подобные результаты для лиц, переболевших COVID-19, отмечались спустя 1,5-2 мес после прохождения полного протокола вакцинации [7]. Во всех обследованных группах выявлены высокие уровни IgG-антител против S-белка SARS-CoV-2 - об этом свидетельствуют соответствующие значения КП (см. рисунок). Статистически достоверных различий уровней вирус-специфических антител между всеми группами обследованных лиц не наблюдалось. В отличие от этого, при исследовании показателей постинфекционного гуморального иммунного ответа обнаружен значительный разброс уровней вирус-специфических антител у переболевших лиц. Таким образом, вакцинация способствовала выработке высоких уровней IgG против S-белка SARS-CoV-2 (КП > 8,1) независимо от уровня иммунного ответа на предшествующую инфекцию.

У переболевших лиц спустя 4 мес после вакцинации высокие уровни IgG-антител против S-белка SARS-CoV-2 сохраняются во всех возрастных группах. Таким образом, не выявлено влияния возраста на постинфекционный (постковидный) и поствакцинальный гуморальный ответ у реконвалесцентов. Аналогичные результаты были получены при исследовании показателей гуморального иммунитета вакцинации лиц, переболевших COVID-19, препаратами "Comirnaty" (BioNTech/Pfizer) и "Spikevax" (Moderna) [9, 10]. Высокий уровень вирус-специфических антител показывает напряженность иммунитета и готовность организма к встрече с новыми штаммами SARS-CoV-2.

Как видно из табл. 2, для всех обследованных возрастных групп характерны низкие и средние значения содержания IgG-антител к нуклеокапсиду, причем около половины и более значений КП составляют значения ниже положительных ("серая зона" и отрицательные) у лиц 45 лет и старше. Примерно для каждого десятого участника исследований во всех возрастных группах (независимо от возрастной группы) КП попадает в "серую зону". Это объясняется тем, что с течением времени после заболевания происходит снижение уровня антител к нуклеокапсиду, а выработки N-специфических IgG-антител при вакцинации "Спутником V" не происходит [7]. При этом после вакцинации вырабатываются высокие уровни антител к белку шипа (см. рисунок). Однако не стоит забывать, что определение антител к нуклеокапсиду информативно для контроля возможного контакта с вирусом.

Обсуждение

Повсеместное распространение штамма "омикрон" коронавируса заставляет мировое медицинское сообщество серьезно задуматься о пересмотре существующих противоэпидемических (профилактических) мероприятий. В Российской Федерации по мере появления новых средств и методов противодействия пандемии SARS-CoV-2-инфекции и накопления соответствующего опыта происходит корректировка Временных методических рекомендаций Минздрава России "Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19) [11].

Согласно этому нормативному документу, к непрямым методам этиологической лабораторной диагностики COVID-19 относится определение IgA, IgM и IgG к SARS-CoV-2. Современные противоэпидемические мероприятия направлены на снижение распространения SARS-CoV-2, однако вопрос о его элиминации по-прежнему остается открытым. Наряду с диагностикой и лечением инфекции ретроспективное изучение заболеваемости и показателей иммунизации населения является важным аспектом в понимании пато- и иммуногенеза COVID-19.

Выявление антител к SARS-CoV-2 имеет вспомогательное значение для диагностики текущей инфекции и основное - для оценки иммунного ответа на текущую или перенесенную инфекцию [11]. Вакцинация является основным средством борьбы с инфекционными заболеваниями. Ее эффективность доказана при ликвидации вспышек дифтерии, кори, оспы и др. [12]. Оценка эффективности разработанных вакцин способствует успеху проводимой в мире прививочной кампании, корректируя сроки ее проведения и выбор зарегистрированных вакцин. Эффективность вакцинации против COVID-19 доказана отечественными и зарубежными исследованиями [13-18], при этом в результате вакцинации по крайней мере у 76 % реципиентов вакцины "Спутник V" в течение полугода сохраняется поствакцинальный иммунный ответ в форме циркулирующих антител к S-белку SARS-CoV-2. Эти результаты подтверждают данные отечественных и международных клинических исследований эффективности вакцины "Спутник V", где было обнаружено сохранение нейтрализующей активности вирус-специфических антител, индуцированных этой вакциной, в течение 6 мес после завершения курса вакцинации [5, 14, 17]. Показано, что иммунный ответ на носитель антигена вакцины "Спутник V" (векторы Ad26 и Ad5) не оказывает влияния на иммунный ответ против целевого антигена [19]. Следует отметить, что у всех обследованных нами индивидуумов, вакцинированных "Спутником V", не отмечено случаев мио- или перикардита, зарегистрированных при использовании вакцин "Comirnaty" (BioNTech/Pfizer) и "Spikevax" Moderna [20-22].

Проведенное исследование показало сохранение IgG-антител к S-антигену коронавируса у переболевших и иммунизированных вакциной "Спутник V" на уровне КП ≥ 8,1 независимо от возраста пациентов. Следует отметить длительное сохранение эффективности вакцины "Спутник V" в отношении различных штаммов SARS-CoV-2 [5], в том числе штамма "омикрон". Эффективность вакцины "Спутник V" против этого штамма составила 75 % [5, 15-17].

Вакцина "Спутник V" не вызывает выработку антител к нуклеокапсиду вируса, поэтому отмечается большой процент низких значений КП к N-белку во всех обследованных возрастных группах. Кроме этого, на момент исследования прошло не менее 10 мес после перенесенного заболевания, что также объясняет низкое содержание IgG-антител против N-антигена. Однако у части обследованных, несмотря на довольно длительный период между контактом с SARS-CoV-2 и забором материала для проведения исследования, антитела к N-антигену сохранялись.

Для дифференциального мониторинга постинфекционного и поствакцинального гуморального иммунитета необходимо проводить оценку уровней антител к S- и N-белкам SARS-CoV-2 с использованием диагностических тест-систем, которые позволяют раздельно определять IgG-антитела к белку шипа коронавируса и к нуклеокапсиду. С этой целью была создана тест-система для определения IgG-антител против S- и N-белков в сыворотках крови человека ЭБМ-SARS-CoV-2-ИФА-IgG (РУ на медицинское изделие от 21 декабря 2021 г. № РЗН 2021/16132). Разработанная диагностическая тест-система позволяет оценить содержание IgG-антител к белку шипа и IgG-антител к нуклеокапсиду в образцах биологического материала, полученного от вакцинированных против COVID-19 и/или переболевших индивидуумов, а также отличать переболевших лиц от вакцинированных [6].

Наше исследование выполнено только для реципиентов вакцины "Спутник V". Однако разработанная тест-система позволяет проводить исследование постинфекционного и поствакцинального иммунитета человека не только после применения вакцины "Спутник V" или вакцин, созданных на его основе ("Спутник Лайт", "Спутник М", "Спутник Н"), но и других вакцин. При этом отсутствует необходимость в использовании отдельных тест-систем для определения S- и N-антигенов SARS-CoV-2.

У реципиентов вакцин "Спутник V", "Спутник Лайт", "Спутник М", "Спутник Н" тест-система выявит антитела против S-белка, при этом выявление антител против N-белка будет указывать на перенесенную SARS-CoV-2-инфекцию (даже если она была перенесена бессимптомно). Аналогично можно проводить дифференциальный мониторинг вакцинации другими вакцинами, содержащими S-антиген, например кандидатной вакциной "Бетувакс-Ков-2" (Бетувакс/ИСКЧ), включающей последовательности RBD- и SD1-доменов S-белка SARS-CoV-2. В этом случае у реципиентов вакцины следует ожидать наличие антител только к S-белку коронавируса при условии отсутствия ранее перенесенной инфекции.

При иммунизации вакцинами, где в качестве иммуногена использован N-белок, например вакциной "Конвасэл®" (субъединичная вакцина на основе рекомбинантного N-белка SARS-CoV-2), у вакцинированных лиц будут определяться антитела только к нуклеокапсиду. При этом на перенесенную SARS-CoV-2-инфекцию (включая бессимптомные формы) у вакцинированных лиц будет указывать обнаружение антител не только против N-белка, но и против S-белка.

При вакцинации препаратом "КовиВак" (однокомпонентная цельновирионная инактивированная вакцина) будут определяться антитела к S- и N-белкам SARS-CoV-2 и в этом случае алгоритмы дифференциального мониторинга поствакцинального и постинфекционного иммунного ответа еще предстоит разработать.

Таким образом, разработанная нами тест-система ЭБМ-SARS-CoV-2-ИФА-IgG подходит для оценки любых вакцин, направленных на образование антител против S- и/или N-белков, а также изменения количества и видов антител у лиц, перенесших инфекцию SARS-CoV-2 до или после вакцинации. Использование универсальной тест-системы для оценки как постинфекционного, так и поствакцинального гуморального иммунитета можно считать оптимальным.

Гуморальный постинфекционный и поствакцинальный SARS-CoV-2-специфический иммунный ответ до недавнего времени оценивался только в образцах сыворотки крови человека. Исследованиям местного иммунитета при SARS-CoV-2-инфекции/COVID-19 не уделялось достаточного внимания, несмотря на их очевидную перспективность. Появление интраназальных вакцин "Спутник Н" (НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи Минздрава России) и "Корфлювек" (Санкт-Петербургский ФГБУ "НИИ гриппа им. А.А. Смородинцева" Минздрава России), вне всякого сомнения, значительно облегчит проведение вакцинации населения. Например, подобный опыт (безинъекционное введение препарата) широко распространен при вакцинации против полиомиелита. Разработка интраназальных вакцин диктует необходимость создания тест-системы для одновременно оценки IgA- и IgG-антител против S- и N-антигенов в слюне человека. С учетом собственного опыта разработка иммуноферментной тест-системы для исследования местного поствакцинального и постинфекционного иммунного ответа на SARS-CoV-2-инфекцию планируется авторами в дальнейшем.

При разработке рекомендаций по вакцинации различных групп населения актуально исследование постинфекционного и поствакцинального иммунного ответа у людей различных возрастов. Некоторые зарубежные исследования не отрицают наличие возрастных особенностей гуморального иммунитета после перенесенной инфекции [21, 23-29], тем не менее, согласно полученным нами результатам, различий поствакцинального иммунного ответа между возрастными группами не наблюдается. Аналогичные результаты были получены при использовании препаратов "Comirnaty" (BioNTech/Pfizer) и "Spikevax" (Mo-derna) для вакцинации лиц, переболевших COVID-19 [9, 10].

Стойкий гуморальный иммунитет ответ наблюдается у индивидуумов, переболевших COVID-19, а затем вакцинированных, что также отражено в ряде исследований [7, 9, 10, 30-33]. Специалисты делают заключение, что высокий уровень SARS-CoV-2-специфических антител достигается за счет сочетанного эффекта вакцинации, особенно включающей бустерную дозу, и недавней инфекции [7- 9, 30-38].

Заключение

Проведенное нами исследование показало наличие стойкого SARS-CoV-2-специфического гуморального иммунитета, индуцированного вакциной "Спутник V" во всех обследованных возрастных группах - выявлены высокие уровни IgG-антител против S-белка коронавируса. Можно обоснованно ожидать, что проведение плановой вакцинации позволит защитить организм человека от тяжелого течения COVID-19, в том числе вызванного мутантными формами вируса. Использование разработанной тест-системы существенно облегчит серологическую диагностику SARS-CoV-2-инфекции и позволит оценить гуморальный иммунитет как после COVID-19, так и после вакцинации.

Литература

1. Хронология действий ВОЗ по борьбе с COVID-19. URL: https://www.who.int/ru/news/item/29-06-2020-covidtimeline

2. Пащенков М.В., Хаитов М.Р. Иммунный ответ против эпидемических коронавирусов. Иммунология. 2020; 41 (1): 5-18. DOI: https://www.doi.org/10.33029/0206-4952-2020-41-1-5-18

3. Болдырева М.Н. Вирус SARS-CoV-2 и другие эпидемические коронавирусы: патогенетические и генетические факторы развития инфекций. Иммунология. 2020; 41 (3): 197-205. DOI: https://www.doi.org/10.33029/0206- 4952-2020-41-3-197-205

4. URL: https://www.rospotrebnadzor.ru/files/news2/2022/09/03.09.2022

5. Козлов В.А., Тихонова Е.П., Савченко А.А., Кудрявцев И.В., Андронова Н.В., Анисимова Е.Н., Головкин А.С., Демина Д.В., Здзитовецкий Д.Э., Калинина Ю.С., Каспаров Э.В., Козлов И.Г., Корсунский И.А., Кудлай Д.А., Кузьмина Т.Ю., Миноранская Н.С., Продеус А.П., Старикова Э.А., Черданцев Д.В., Чесноков А.Б., П.А. Шестерня, А.Г. Борисов. Клиническая иммунология. Практическое пособие для инфекционистов. Красноярск : Поликор, 2021. 563 c.

6. Komissarov A.A., Dolzhikova I.V., Efimov G.A., Logunov D.Y., Mityaeva O., Molodtsov I.A., Naigovzina N.B., Peshkova I.O., Shcheblyakov D.V., Volchkov P., Gintsburg A.L., Vasilieva E. Boosting of the SARS-CoV-2-Specific Immune Response after Vaccination with Single-Dose Sputnik Light Vaccine. The Journal of Immunology. 2022; 208: 1139-45. DOI: https://doi.org/10.4049/jimmunol.2101052

7. Андреев И.В., Нечай К.О., Андреев А.И., Зубарева А.П., Есаулова Д.Р., Аленова А.М., Николаева И.А., Чернявская О.П., Ломоносов К.С., Шульженко А.Е., Курбачева О.М., Латышева Е.А., Шартанова Н.В., Назарова Е.В., Романова Л.В., Черченко Н.Г., Смирнов В.В., Аверков О.В., Мартынов А.И., Вечорко В.И., Гудима Г.О., Кудлай Д.А., Хаитов М.Р., ХаитовР.М. Поствакцинальный и постинфекционный гуморальный иммунный ответ на инфекцию SARS-CoV-2. Иммунология. 2022; 43 (1): 18-32. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2022-43-1-18-32

8. Закурская В.Я., Сизякина Л.П., Харитонова М.В., Шлык С.В. Динамика специфического гуморального ответа у пациентов, перенесших COVID-19. Иммунология. 2022; 43 (1): 71-7. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2022-43-1-71-77

9. Wheeler S.E., Shurin G.V., Yost M., Anderson A., Pinto L., Wells A., Shurin M.R. Differential antibody response to mRNA COVID-19 vaccines in healthy subjects. Microbiol Spectr. 2021; 9: e00341-21. DOI: https://doi.org/10.1128/Spectrum.00341-21

10. Zaballa M-E., Perez-Saez J., de Mestral C., Pullen N., Lamour J., Turelli P., Raclot C., Baysson H., Pennacchio F., Villers J., Duc J., Richard V., Dumont R., Semaani C., Loizeau A.J., Graindorge C., Lorthe E., Balavoine J-F., Pittet D., Schibler M., Vuilleumier N., Chappuis F., Kherad O., Azman A.S., Posfay-Barbe K.M., Kaiser L., Trono D., Stringhini S., Guessous I. Seroprevalence of anti-SARS-CoV-2 antibodies and cross-variant neutralization capacity after the Omicron BA.2 wave in Geneva, Switzerland. medRxiv. 2022. 07. 27. 22278126. DOI: https://doi.org/10.1101/2022.07.27.22278126

11. Временные методические рекомендации "Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Версия 16 (18.08.2022)" (утв. Минздравом России). Москва. 2022, 249 с. URL: ВМР_COVID-19_V16.pdf (minzdrav.gov.ru)

12. Брико Н.И., Зуева Л.П., Покровский В.И. и др. Эпидемиология: учебник в 2 томах. T. I. Москва : ООО "Медицинское информационное агентство", 2012. 768 с. ISBN: 5-89481.

13. Gushchin V.A., Dolzhikova I.V., Shchetinin A.M., Odintsova A.S., Siniavin A.E., Nikiforova M.A., Pochtovyi A.A., Shidlovskaya E.V., Kuznetsova N.A., Burgasova O.A., Kolobukhina L.V., Iliukhina A.A., Kovyrshina A.V., Botikov A.G., Kuzina A.V., Grousova D.M., Tukhvatulin A.I., Shcheblyakov D.V., Zubkova O.V., Karpova O.V., Voronina O.L., Ryzhova N.N., Aksenova E.I., Kunda M.S., Lioznov D.A., Danilenko D.M., Komissarov A.B., Tkachuck A.P., Logunov D.Y., Gintsburg A.L. Neutralizing activity of sera from Sputnik V-vaccinated people against variants of concern (VOC: B.1.1.7, B.1.351, P.1, B.1.617.2, B.1.617.3) and Moscow Endemic SARS-CoV-2 Variants. Vaccines 2021; 9: 779. DOI: https://doi.org/10.3390/vaccines9070779

14. Ikegame S., Siddiquey M., Hung C.T., Haas G., Brambilla L., Oguntuyo K.Y., Kowdle S., Chiu H. P., Stevens C. S., Vilardo A. E., Edelstein A., Perandones C., Kamil J. P., Lee B. Neutralizing activity of Sputnik V vaccine sera against SARS-CoV-2 variants. Nat Communications. 2021; 12 (1): 4598. DOI: https://doi.org/10.1038/s41467-021-24909-9

15. Nogrady B. Mounting evidence suggests Sputnik COVID vaccine is safe and effective. Nature. 2021; 595 (7867): 339-40. DOI: https://doi.org/10.1038/d41586-021-01813-2

16. Гудима Г.О., Хаитов Р.М., Кудлай Д.А., Хаитов М.Р. Молекулярно-иммунологические аспекты диагностики, профилактики и лечения коронавирусной инфекции. Иммунология. 2021; 42 (3): 198-210. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2021-42-3-198-210

17. Lapa D., Grousova D.M., Matusali G., Meschi S., Colavita F., Bettini A., Gramigna G., Francalancia M., Garbuglia A.R., Girardi E., Puro V., Antinori A., Kovyrshina A.V., Dolzhikova I.V., Shcheblyakov D.V., Tukhvatulin A.I., Zubkova O.V., Logunov D.Y., Naroditsky B.S., Vaia F., Gintsburg A.L. Retention of neutralizing response against SARS-CoV-2 Omicron variant in Sputnik V vaccinated individuals. medRxiv. 2022: 22269335. DOI: https://doi.org/10.1101/2022.01.15.22269335

18. Guirakhoo F., Wang S., Yi Wang C., Kuo H.-K., Peng W.-J., Liu H., Wang L., Johnson M., Hunt A., Hu M. M., Monath T.P., Rumyantsev A., Goldblatt D. High neutralizing antibody levels against SARS-CoV-2 Omicron after UB-612 booster vaccination. bioRxiv. 2022. DOI: https://doi.org/10.1101/2022.03.18.484436

19. Byazrova M.G., Astakhova E.A., Minnegalieva A.R., Prilipov A.G., Gorchakov A.A., Filatov A.V. Anti-Ad26 humoral immunity does not compromise neutralizing antibody responses following Ad26-based booster vaccination with Gam-COVID-Vac. Res. Square. 2022. DOI: https://doi.org/10.21203/rs.3.rs-1649181/v1

20. Gargano J.W., Wallace M., Hadler S.C., Langley G., Su J.R., Oster M.E., Broder K.R., Gee J., Weintraub E., ShimabukuroT., Scobie H.M., Moulia D., Markowitz L.E., Wharton M., McNally V.V., Romero J.R., Talbot H.K., Lee G.M., Daley M.F., Oliver S.E. Use of mRNA COVID-19 vaccine after reports of myocarditis among vaccine recipients: update from the advisory committee on immunization practices - United States, 2021. MMWR Morb Mortal Wkly Rep. 2021; 70 (27): 977-82. DOI: https://doi.org/10.15585/mmwr.mm7027e2

21. Li M., Yuan J., Lv G., Brown J., Jiang X., Lu Z.K. Myocarditis and pericarditis following COVID-19 vaccination: inequalities in age and vaccine types. J. Pers. Med. 2021; 11 (11): 1106. DOI: https://doi.org/10.3390/jpm11111106

22. Сукмарова З.Н., Овчинников Ю.В., Гудима Г.О., Ибрагимова Ф.М., Афонина О.В., Мачкалян К.Э. Усиление эхо-сигнала от перикарда у реципиентов вакцин против SARS-COV-2. Инфекционные болезни. 2021; 19 (4): 43-51. DOI: https://doi.org/10.20953/1729-9225-2021-4-43-50

23. DiGiulio M. B., Arbab R., Driscoll K. P., et al. COVID-19 infection may not produce lasting immunity in non-vaccinated young adults: a retrospective review of COVID-19 antibody data. Cureus. 2022; 14 (3): e23698. DOI: https://doi.org/10.7759/cureus.23698

24. CDC COVID data tracker. (2021). URL: https://covid.cdc.gov/covid-data-tracker (date of access: 9.12.2021)

25. Long Q.X., Liu B.Z., Deng H.J., et al. Antibody responses to SARS-CoV-2 in patients with COVID-19. Nat Med. 2020; 26: 845-8. DOI: https://doi.org/10.1038/s41591-020-0897-1

26. Edridge A.W., Kaczorowska J., Hoste A.C., et al. Seasonal coronavirus protective immunity is short-lasting. Nat Med. 2020, 26: 1691-3. DOI: https://doi.org/10.1038/s41591-020-1083-1

27. Robbiani D.F., Gaebler C., Muecksch F., et al. Convergent antibody responses to SARS-CoV-2 in convalescent individuals. Nature. 2020; 584: 437-42. DOI: https://doi.org/10.1038/s41586-020-2456-9

28. Seow J., Graham C., Merrick B., et al. Longitudinal observation and decline of neutralizing antibody responses in the three months following SARS-CoV-2 infection in humans. Nat Microbiol. 2020; 5: 1598-607. DOI: https://doi.org/10.1038/s41564-020-00813-8

29. Rydyznski-Moderbacher C., Ramirez S.I., Dan J.M., et al. Antigen-specific adaptive immunity to SARS-CoV-2 in acute COVID-19 and associations with age and disease severity. Cell. 2020; 183: 996-1012.e19. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cell.2020.09.038

30. Астахова Е.А., Бязрова М.Г., Миляев С.М., Сухова М.М., Михайлов А.А., Морозов А.А., Прилипов А.Г., Филатов А.В. Анализ методом проточной цитометрии антител против шиповидного белка SARS-CoV-2 в сыворотке вакцинированных добровольцев. Иммунология. 2022; 43 (4): 447-57. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2022-43-4-447-457

31. Byazrova M., Yusubalieva G., Spiridonova A., Efimov G., Mazurov D., Baranov K., Baklaushev V., Filatov A. Pattern of circulating SARS-CoV-2-specific antibody-secreting and memory B-cell generation in patients with acute COVID-19. Clin. Transl. Immunology. 2021; 10 (2): e1245. DOI: https://doi.org/10.1002/cti2.1245

32. Byazrova M.G., Kulemzin S.V., Astakhova E.A., Belovezhets T.N., Efimov G.A., Chikaev A.N., Kolotygin I.O., Gorchakov A.A., Taranin A.V., Filatov A.V. Memory B cells induced by Sputnik V vaccination produce SARS-CoV-2 neutralizing antibodies upon ex vivo restimulation. Front Immunol. 2022; 13: 840707. DOI: https://doi.org/10.3389/fimmu.2022.840707

33. Astakhova E.A., Byazrova M.G., Yusubalieva G.M., Kulemzin S.V., Kruglova N.A., Prilipov A.G., Baklaushev V.P., Gorchakov A.A., Taranin A.V., Filatov A.V. Functional profiling of in vitro reactivated memory B cells following natural SARS-CoV-2 infection and Gam-COVID-Vac vaccination. Cells. 2022; 11 (13): 1991. DOI: https://www.doi.org/10.3390/cells11131991

34. Baack B.N., Abad N., Yankey D., et al. COVID-19 vaccination coverage and intent among adults aged 18-39 years - United States, March-May 2021. MMWR Morb Mortal Wkly Rep. 2021; 70: 928-33. DOI: https://doi.org/10.15585/mmwr.mm7025e2

35. Bergeri I., Whelan M., Ware H., Subissi L., Nardone A., Lewis H.C., et al. Global epidemiology of SARS-CoV-2 infection: a systematic review and meta-analysis of standardized population-based seroprevalence studies, Jan 2020-Dec 2021. medRxiv. 2022. DOI: https://doi.org/10.1101/2021.12.14.21267791

36. Bekliz M., Adea K., Vetter P. et al. Neutralization capacity of antibodies elicited through homologous or heterologous infection or vaccination against SARS-CoV-2 VOCs. Nat Commun. 2022; 13: 3840. DOI: https://doi.org/10.1038/s41467-022-31556-1

37. Eggink D., Andeweg S.P., Vennema H. et al. Increased risk of infection with SARS-CoV-2 Omicron BA.1 compared with Delta in vaccinated and previously infected individuals, the Netherlands, 22 November 2021 to 19 January 2022. Euro. Surveill. 2022; 27 (4). DOI: https://doi.org/10.2807/1560-7917.ES.2022.27.4.2101196

38.Torresi J., Edeling M.A., Nolan T., Godfrey D.I. A Complementary union of SARS-CoV2 natural and vaccine induced immune responses. Front. Immunol. 2022; 13: 914167. DOI: https://doi.org/10.3389/fimmu.2022.914167

Главный редактор
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Хаитов Муса Рахимович

Член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, директор ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России

Редакционная коллегия журнала «Иммунология» и ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России с прискорбием сообщают, что 11.03.2022 г. скончался Президент журнала «Иммунология», научный руководитель Института академик РАН Хаитов Рахим Мусаевич
Медицина сегодня
Уважаемые коллеги, до XI-го Национального конгресса с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" осталось 3 дня

Уважаемые коллеги, до XI-го Национального конгресса с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" осталось 3 дня! С 29 ноября по 1 декабря 2022 года в Москве пройдет XI Национальный конгресс "Пластическая хирургия,...

X конференция с международным участием "Креативная кардиология и кардиохирургия. Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца"

6-7 декабря 2022 года состоится юбилейная X конференция с международным участием "Креативная кардиология и кардиохирургия. Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца", которая будет проходить в очном и онлайн-формате в ФГБУ "НМИЦ ССХ им. А.Н. Бакулева"...

Приглашаем 1 и 2 декабря в Москву на яркий профессиональный праздник - итоговую всероссийскую Школу РОАГ!

Приглашаем 1 и 2 декабря в Москву на яркий профессиональный праздник - итоговую всероссийскую Школу РОАГ! Школа в Москве занимает особое место в образовательном цикле Школ РОАГ. На ней подводятся итоги прошедшего сезона, обсуждаются темы, которые вызывают наибольший интерес...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»