Содержание тромбоцитарно-лейкоцитарных коагрегатов в периферической крови здоровых детей разного возраста

Резюме

Введение. В настоящее время широко изучаются межклеточные взаимодействия, в основе которых лежат сигнальные механизмы, опосредуемые цитокинами, молекулами адгезии и различными компонентами сосудистой стенки. Образование контактов между тромбоцитами и лейкоцитами - важное звено среди механизмов, обеспечивающих миграцию лейкоцитов в зону повреждения и развития там иммунных и репаративных процессов. Установлено, что тромбоциты могут взаимодействовать с нейтрофилами, моноцитами и лимфоцитами. В литературе сведения об адгезионном взаимодействии тромбоцитов с нейтрофилами, моноцитами, лимфоцитами и их субпопуляциями в крови здоровых детей разных возрастных групп не представлены.

Цель исследования - изучение абсолютного и относительного содержания коагрегатов тромбоцитов в общем пуле лейкоцитов, а также отдельно с нейтрофилами, моноцитами, лимфоцитами, Т- и B-лимфоцитами, НК- и НКТ-клетками в периферической крови здоровых детей разного возраста.

Материал и методы. Объектом исследования служили образцы венозной крови 111 здоровых детей (мальчиков и девочек) в возрасте от 3 мес до 14 лет. Для выявления коагрегатов применяли моноклональные антитела, конъюгированные с различными флуорохромами. Определение исследуемых параметров проводили с помощью проточной цитофлуориметрии.

Результаты. Обнаружено, что абсолютное содержание тромбоцитарно-нейтрофильных коагрегатов минимально у детей первого года жизни и максимально в группе детей от 6 до 8 лет. Установлено, что абсолютное содержание коагрегатов уменьшалось в общем пуле лимфоцитов, а также во всех исследуемых их субпопуляциях по мере роста детей. С увеличением возраста относительное содержание общих тромбоцитарно-лейкоцитарных и тромбоцитарно-моноцитарных коагрегатов в конкретной популяции клеток возрастало на фоне неизменного уровня тромбоцитарно-нейтрофильных коагрегатов. Относительное содержание тромбоцитарно-моноцитарных и тромбоцитарно-нейтрофильных коагрегатов в каждой лейкоцитарной популяции относительно PLC увеличивалось по мере роста детей, а содержание тромбоцитарно-лимфоцитарных коагрегатов, наоборот, снижалось. Обнаружены физиологические перекресты тромбоцитарно-нейтрофильных и тромбоцитарно-лимфоцитарных коагрегатов в их относительном и абсолютном содержании.

Заключение. Результаты проведенного исследования демонстрируют изменения абсолютного и относительного содержания тромбоцитарно-лейкоцитарных коагрегатов в периферической крови здоровых детей в зависимости от возраста.

Ключевые слова:тромбоцитарно-лейкоцитарная адгезия; здоровые дети; физиологический тромбоцитарно-лейкоцитарный перекрест

Для цитирования: Богомягкова Е.Н., Солпов А.В., Терешков П.П., Трушина Н.Г., Витковский Ю.А. Содержание тромбоцитарно-лейкоцитарных коагрегатов в периферической крови у здоровых детей. Иммунология. 2022; 43 (6): 702-713. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2022-43-6-702-713

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Богомягкова Е.Н., Солпов А.В., Витковский Ю.А.; сбор и обработка материала - Богомягкова Е.Н., Терешков П.П., Трушина Н.Г.; написание текста - Богомягкова Е.Н., Солпов А.В., Витковский Ю.А.

Введение

Благодаря адгезионным контактным взаимодействиям с различными видами лейкоцитов (лимфоцитами, моноцитами, нейтрофилами) тромбоциты могут влиять на миграцию клеток крови, формирование иммунного ответа и тем самым участвовать в патогенезе многих заболеваний [1-4].

В многочисленных работах описаны "мосты", участвующие в формировании лейкоцитарно-тромбоцитарных контактов с участием различных рецепторов и их лигандов в условиях кровотока. Так, показано, что в условиях кровотока контакты лимфоцитов и тромбоцитов обеспечивают молекулы CD40L (CD154), PSGL-1 (CD162) и β2-интегрины, контакты полиморфонуклеаров с тромбоцитами - P-селектины и β2-интегрины (CD11b/CD18) [5-11]. При этом тромбоциты модулируют развитие гуморального иммунитета, поскольку они могут непосредственно стимулировать пролиферацию и продукцию антител В-клетками через межклеточный контакт, опосредуемый CD40L [12].

В литературе сведения об адгезионном тромбоцитарно-лейкоцитарном взаимодействии у здоровых детей довольно скудные. В основном они получены при обследовании ограниченных возрастных групп, которые служили группами сравнения при исследовании некоторых заболеваний. Так, описано увеличение количества PMonC (Platelet Monocyte Coaggregates) в крови здоровых 7-летних детей в сравнении с взрослыми [13]. Однако комплексная оценка взаимодействия различных видов лейкоцитов с тромбоцитами у здоровых детей разного возраста до сих пор не проводилась.

Цель нашего исследования - изучение абсолютного и относительного содержания коагрегатов тромбоцитов в общем пуле лейкоцитов, а также отдельно с нейтрофилами, моноцитами, лимфоцитами, Т- и B-лимфоцитами, НК- и НКТ-клетками в периферической крови здоровых детей разного возраста.

Материал и методы

Участники исследования. Исследование проводили согласно протоколу Конвенции Совета Европы о правах человека и биомедицине 1999 г. и Хельсинкской декларации ВМА 2000 г. Объектом исследования служили образцы венозной крови практически здоровых детей, полученные путем пункции периферичес­кой вены и собранные в вакуумные пробирки с ЭДТА. Все исследования проводили в рамках диспансерной программы для своевременного выявления скрытых вариантов обменной патологии. Признаки воспалительной реакции в исследуемых группах детей по состоянию периферической крови (показатели общего анализа крови, содержание белков острой фазы воспаления) отсутствовали.

Так, уровень содержания С-реактивного белка и ИЛ-6 находился в пределах референсных значений для здоровых детей. Содержание С-реактивного белка оценивали на биохимическом анализаторе Thermo Fisher Scientific Indiko (Финляндия) c помощью оригинальных наборов этой же фирмы. Исследования уровня ИЛ-6 проводили методом твердофазного иммуноферментного анализа с помощью коммерческих наборов (ЗАО "Вектор-Бест", Россия). Учет результатов выполняли с использованием программы расчета концентраций по многоточечной калибровке на микропланшетном фотометре Expert 96 (АSYS HITECH, Австрия) при длине волны 450 нм.

В общей сложности обследованы 111 практически здоровых детей в возрасте от 3 мес до 14 лет. Все дети были разделены на 6 обследуемых групп: 1-я группа - дети до 1 года, 2-я группа - от 1 года до 2 лет, 3-я группа - от 2 до 6 лет, 4-я группа - от 6 до 8 лет, 5-я группа - от 8 до 12, 6-я группа - дети старше 12 лет. Подготовку образцов периферической крови и настройку проточного цитофлуориметра проводили в соответствии с рекомендациями, изложенными С.В. Хайдуковым и соавт. [14].

Критерии включения в исследование: информированное добровольное согласие родителей детей на участие в исследовании; здоровые дети в возрасте от 3 мес до 14 лет, после осмотра врачом-педиатром, без клинических признаков и отсутствия в анамнезе аллергии, инфекционных, воспалительных и хронических заболеваний, не принимающие лекарственных средств во время исследования и в течение 2 нед до проведения исследования; имеющие в периферической крови уровни белков острой фазы воспаления и ИЛ-6, которые не превышали нормальных значений.

Критерии исключения из исследования: дети старше 14 лет; с инфекционными и воспалительными заболеваниями, с аллергическими заболеваниями в анамнезе; принимающие лекарственные средства.

Цитометрический анализ. Выявление тромбоцитарно-лейкоцитарных комплексов проводили общепринятым способом с помощью моноклональных антител (МкАт), конъюгированных с различными флуорохромами [15]. Проводили определение коагрегатов тромбоцитов в общем пуле лейкоцитов (Platelet leukocyte Coaggregates, PLC). Далее содержание лейкоцитарно-тромбоцитарных комплексов изучали среди нейтрофилов (Platelet Neutrophils Coaggregates, PNC), моноцитов (Platelet Monocyte Coaggregates , PMonC) и лимфоцитов (Platelet Lymphocyte Coaggregates, PLymC), в общем пуле лимфоцитов с Т-лимфоцитами (Platelet T-cells Coaggregates, PTcelC), с B-лимфоцитами (Platelet B cells Coaggregates, PBcelC), а также с НК-клетками (Platelet NK cells Coaggregates, PNKcelC) и с НКТ-клетками (Platelet NKT-cells Coaggregates, PNKTcelC).

Все лабораторные исследования проводили в день взятия крови. Для выявления основных популяций лейкоцитов, субпопуляций лимфоцитов и тромбоцитарно-лейкоцитарных комплексов применялась панель моноклональных антител, конъюгированных с различными флуорохромами. Использовались следующие антитела производства Beckman Coulter, США: CD42а-FITC (клон SZ1, кат. № IM1757U), CD14-PE (клон RMO52, кат. № IM0650U), CD56-PE (клон N901 (NKH-1), кат. № IM2073U), CD19-ECD (клон J3-119, кат. № IM2708U), CD16-Pacific Blue (клон 3G8, кат. № A82792), CD45-Krome Orange (клон J.33, кат. № A96416); антитело производства Becton Dickinson, США: CD3-BUV661 (клон UCHT1, кат. № 612964). Удаление эритроцитов из образцов осуществляли при помощи коммерческого лизирующего раствора BD FACS™ Lysing Solution (кат. № 349202, Becton Dickinson, США). По завершении инкубации образцы однократно отмывали от несвязавшихся антител избытком забуференного фосфатами физиологического раствора (7 мин при 300 g), а полученный клеточный осадок ресуспендировали в 300 мкл забуференного фосфатами физиологического раствора, содержавшего 1 % нейтрального параформальдегида (кат. № HT5011, Sigma-Aldrich, США). Абсолютные значения были получены в одноплатформенной системе с помощью реагента FlowCount™ (Beckman Coulter, США). Анализ образцов проводили на проточном цитофлуориметре CytoFLEX LX (Beckman Coulter, США), оснащенном четырьмя диодными лазерами 355, 405, 488 и 561 нм. Обработку цитофлуориметрических данных проводили при помощи программ CytExpert software v.2.0 и Kaluza™ v.2.1.1 (Beckman Coulter, США). В каждом образце анализировали не менее 50 000 лимфоцитов периферической крови (рис. 1).

Подсчет относительного числа PLC среди различных видов лейкоцитов проводили двумя способами. В первом случае процент подсчитывали относительно конкретной клеточной популяции. Во втором варианте содержание коагрегатов считали от общего пула PLC. При втором способе подсчета мы получали показатели, которые характеризуют долевое участие лейкоцитов в образовании коагрегатов с тромбоцитами.

Статистическая обработка. При проведении статистического анализа руководствовались принципами Международного комитета редакторов медицинских журналов (ICMJE) и рекомендациями "Статистический анализ и методы в публикуемой литературе" (SAMPL). Нормальность распределения признаков оценивали с помощью критерия Шапиро-Уилка. Учитывая негауссово распределение, количественные признаки представлены в виде медианы и 95 % доверительного интервала: Me [95 % доверительный интервал (ДИ)]. Для сравнения всех 6 обследуемых групп по одному количественному признаку применялся критерий Краскела-Уоллиса (H). При наличии статистически значимых различий проводили попарное сравнение с помощью критерия Манна-Уитни (U) с поправкой Бонферрони. Во всех случаях различия считали статистически значимыми при р < 0,05. Статистическую обработку результатов исследования осуществляли с помощью пакета программ IBM SPSS Statistics Version 25.0 (International Business Machines Corporation, license No.Z125-3301-14, США).

Результаты

Стратегия пошагового выявления различных популяций лейкоцитов, субпопуляций лимфоцитов и тромбоцитарно-лейкоцитарных комплексов периферической крови на основании экспрессии поверхностных антигенов методом цитометрического анализа представлена на рис. 1.

Установленные нами значения абсолютного и относительного содержания PLC в периферической крови детей разного возраста представлены ниже. В табл. 1 и 2 приведены параметры, статистически значимо отличающиеся между группами.

Выявлено, что с увеличением возраста ребенка абсолютное содержание коагрегатов в общем пуле лейкоцитов не изменялось, колебание значений в разных возрастных группах составляло от 1477,45 до 3329,14 в 1 мкл (р > 0,05).

Иная картина открылась при анализе количества PNeuC. Так, начиная с младенческого возраста число PNeuC постепенно увеличивалось. Обращает на себя внимание, что абсолютное содержание PNeuC оказалось максимальным в 4-й исследуемой группе (дети от 6 до 8 лет), что превышало в 6 раз аналогичный показатель у детей до 1 года (U = 86,0; p = 0,002) (рис. 2). Также абсолютное содержание PNeuC выше в 4,6 раз у детей от 8 до 12 лет по сравнению с детьми до года (U = 89,0; p = 0,006) (рис. 2). Абсолютное содержание PMonC оставалось неизменным во всех возрастных группах.

В то же время абсолютное содержание PLymC с возрастом уменьшалось. Максимальное абсолютное содержание PLymC наблюдалось у детей от 1 года до 2 лет, а затем падало в 5,7 раз у детей старшей возрастной группы (дети в возрасте 12 лет) (U = 17,0; p = 0,001) (см. рис. 2). Так, абсолютное содержание коагрегатов у детей 12 лет оказалось снижено в 4,3 раза по сравнению с детьми 1-й исследуемой группы (дети до 1 года) (U = 9,0; p = 0,001) (см. рис. 2). При этом абсолютное содержание PTcelC сокращалось в 7,7 раза у 12-летних подростков по сравнению с детьми 2-й исследуемой группы (дети от 1 года до 2 лет) (U = 18,0; p = 0,001) (табл. 1). Представленные данные указывают на то, что абсолютное содержание PBcelC в крови уменьшалось по мере взросления детей, и к пубертатному периоду их абсолютное содержание сокращалось в 5,1 раза по сравнению с группой обследованных детей в возрасте до 1 года (U = 27,0; p = 0,001). Ранее нами было выявлено, что между возрастом детей и показателями PLymC обнаружена заметная обратная корреляционная связь [16].

Из табл. 1 видно, что абсолютное содержание PNKTcelC минимально у детей 1-2 года и максимально у детей от 2 до 6 лет (U = 81; p = 0,002). У детей старших групп динамика абсолютного содержания PNKTcelC приобрела волнообразный характер. Начиная с 6 лет сначала происходило снижение, а затем нарастание абсолютного содержания PNKTcelC к 12 годам (см. табл. 1). При этом абсолютное содержание PNKcelC оставалось неизменным во всех возрастных группах, составляя от 41,7 до 82,92 (р > 0,05).

Относительное содержание общих PLC в периферической крови увеличивалось по мере взросления детей. Так, относительное содержание PLC у детей в 5 исследуемой группе (от 8 до 12 лет) оказалось выше в 1,5 раза в сравнении с группой детей 1-2 лет (U = 88,0; p = 0,012) (см. табл. 2). Относительное содержание коагрегатов тромбоцитов с различными видами лейкоцитов относительно конкретной популяции также имело свои особенности. Так, относительное содержание PMonC с возрастом возрастало. У детей от 8 до 12 лет относительное содержание PMonC увеличивалось в 1,5 раза по сравнению с детьми до года (U = 90,0; p = 0,006) (см. табл. 2). В то же время относительное содержание PNeuC оставалось неизменным во всех возрастных группах. Относительное содержание PLymC постепенно снижалось с возрастом, достигая минимальных значений у детей старше 12 лет. Так, у подростков старше 12 лет относительное содержание PLymC был ниже в 2,3 раза по сравнению с детьми до 1 года (U = 30,0; p = 0,001) (см. табл. 2).

Одновременно наблюдалось падение относительного содержания коагрегатов в конкретных субпопуляциях лимфоцитов у детей в старших возрастных группах. Так, у детей 6-й группы (дети 12 лет) по сравнению с 1-й исследуемой группой (дети до 1 года) относительное содержание PBcelC уменьшалось в 2,09 раз (U = 52,5; p = 0,004). К подростковому возрасту относительное содержание PTcelC также снижалось в 5,1 раза по сравнению с детьми 1-2 лет (U = 46,0; p = 0,004) (см. табл. 2).

Относительное содержание PNKcelC находилось на стабильно низком уровне практически во всех обследуемых возрастных группах. Исключение составила 2-я обследуемая группа детей (1-2 лет). Относительное содержание PNKcelC в этой группе было значительно увеличено в сравнении со всеми другими группами детей. Так, содержание по сравнению с 3-й (дети от 2 до 6 лет), 5-й (дети от 8 до 12 лет) и 6-й (дети старше 12 лет) группами отличалось в 18,7 раз (U = 113,5; p = 0,007), в 16,3 раза (U = 80,5; p = 0,011) и в 19,9 раз (U = 54,5; p = 0,011) соответственно (см. табл. 2). Что касается относительного содержания PNKTcelC, оно оставалось неизменным во всех возрастных группах, тогда как абсолютное содержание характеризовалось подъемом в возрасте 2-6 лет с последующим снижением (см. табл. 1).

В следующей серии наблюдений мы оценивали относительное содержание тромбоцитарно-клеточных агрегатов в каждой лейкоцитарной популяции относительно PLC. Предложенное нами относительное содержание лейкоцитов в формировании коагрегатов с тромбоцитами аналогично традиционной лейкоцитарной формуле, так как все PLC принимаются за 100 %.

Выявлено, что относительное содержание PNeuC в периферической крови минимальное у детей первого года жизни и возрастает в 2,8 раза у подростков к 12 годам (U = 55,0; p = 0,006) (рис. 3). Также в крови здоровых детей с возрастом растет относительное содержание моноцитов в формировании коагрегатов. Относительное содержание PMonC в группе у детей старше 12 лет выше в 2,2 раза в сравнении с детьми до года (U = 62,0; p = 0,012) (рис. 4). Несмотря на практически неизменное относительное и абсолютное содержание моноцитов в крови детей в течение всего периода наблюдений (данные не представлены), наблюдались изменения относительного содержания PMonC в разных возрастных группах. Из представленных данных видно, что динамика относительного содержания PMonC имеет волнообразный характер. Так, в возрасте от 2 до 6 лет наблюдается их первый подъем, а затем, после снижения к 12 годам, повторное увеличение их относительного содержания (см. рис. 4).

Максимальная вовлеченность лимфоцитов в составе коагрегатов наблюдалась у детей младших возрастных групп, а затем с возрастом отмечалось постепенное снижение относительного содержания PLymC. Относительное содержание в самой старшей возрастной группе PNKcelC в 3,3 раза по сравнению с группой детей в возрасте до года (U = 24,0; p = 0,001) (см. рис. 3).

Таким образом, в составе коагрегатов лейкоцитов и тромбоцитов у детей младших возрастных групп преобладали лимфоциты, а в старших группах - нейтрофилы (см. рис. 2, 3). В ходе нашего исследования обнаружены физиологические перекресты PNeuC и PLymC в их относительном содержании и абсолютном содержании (см. рис. 2, 3).

Относительное содержание моноцитов, коагрегирующих в циркуляции с тромбоцитами, также увеличивалось по мере роста детей и было максимальным в старшей возрастной группе.

Обсуждение

Ранее в наших исследованиях было установлено, что у детей абсолютное содержание PLC в периферической крови с возрастом не изменяется, но при этом увеличивается их относительное содержание [16]. В настоящей работе мы подтвердили полученные ранее результаты. Как можно объяснить эти изменения? Для ответа на этот вопрос мы оценили способность тромбоцитов вступать в контактные адгезионные взаимодействия с разными типами лейкоцитов, которые вносят свой вклад в образование PLC.

Известно, что у детей до первого перекреста в периферической крови преобладают нейтрофилы, после которого до 4-5 лет жизни начинают преобладать лимфоциты. В 5 лет происходит второй перекрест, после которого количество нейтрофилов увеличивается [17]. Не удивительно, что и обнаруженное нами абсолютное содержание PNeuC также возрастало к 12 годам. Мы предполагаем, что этот факт объясняется не только увеличением абсолютного содержания самих нейтрофилов, но и созреванием тромбоцитов к подростковому возрасту, благодаря чему и усиливаются их адгезионные свойства [18, 19].

Межклеточный контакт тромбоцитов и нейтрофилов - один из наиболее изученных вариантов адгезионного взаимодействия среди других видов PLC, причем именно у взрослых лиц [20, 21]. Помимо исследования абсолютного и процентного содержания этих агрегатов, появилось много работ, посвященных изучению участия тромбоцитов в контакте клеток с сосудистой стенкой, миграции нейтрофилов в зону воспаления, их реакции на патогены.

Так, обнаружена способность нейтрофилов образовывать внеклеточные ловушки (NETs), причем в процесс их формирования вовлекаются тромбоциты [22]. Тромбоциты хорошо адгезируют на своей поверхности микроорганизмы и вирусы, но при этом обладают слабовыраженной фагоцитарной активностью в сравнении с нейтрофилами. Благодаря высокой численности тромбоцитов и способности напрямую контактировать с нейтрофилами их вклад в связывание и последующую элиминацию патогенов становится вполне значимым. Активированные тромбоциты в результате адгезии образуют монослой на поверхности поврежденной сосудистой стенки.

В свою очередь в результате межклеточного адгезионного контакта нейтрофилы "сканируют" тромбоциты и распознают участок повреждения, а также вовлекаются в воспалительный процесс [23, 24]. Таким образом, выявленное нами увеличение способности нейтрофилов и тромбоцитов образовывать межклеточные контакты имеет большое значение для проявления вышеперечисленных физиологических функций у детей.

Отдельно хотелось бы отметить, что содержание PMonC оставалось неизменным. Согласно современным представлениям, среди всех лейкоцитов моноциты обладают самым высоким сродством к тромбоцитам для образования коагрегатов [25]. Ранее установлено, что содержание моноцитов периферической крови детей по мере взросления снижается [17]. Возможно, за счет снижения уровня моноцитов и роста уровня нейтрофилов содержание PLC в периферической крови обследованных нами детей оставалось неизменным. Мы предполагаем, что из-за разности колебаний содержания моноцитов и нейтрофилов абсолютное содержание PLC достигало плато и оставалось неизменным в процессе роста детей. Однако более вероятно, что содержание PLC остается неизменным за счет PNeuC/PLymC, так как перекрест наблюдается именно у них. Очевидно, это является основной причиной неизменного содержания и PMonC, несмотря на выраженную адгезию моноцитов к тромбоцитам.

Нами выявлено, что динамика изменения абсолютного содержания общих коагрегатов тромбоцитов с лимфоцитами, а также с их некоторыми субпопуляциями (PLymC, PTcelC, PBcelC) характеризуется снижением их содержания в процессе взросления детей. Такая же картина наблюдается и для абсолютного содержания PNKTcelC на фоне постоянного уровня PNKcelC. Однако нами было обнаружено, что относительное содержание PNKcelC находилось на стабильно низком уровне практически во всех обследуемых возрастных группах. Исключение составила 2-я обследуемая группа детей (1-2 лет). Относительное содержание PNKcelC в этой группе было значительно увеличено в сравнении практически со всеми другими группами детей.

Несмотря на достижения в области изучения НК-клеток, развивающийся иммунитет у детей, с нашей точки зрения, недостаточно изучен в отношении этих клеток. Ранее проведенные исследования показали, что абсолютное и относительное содержание НК-клеток не является постоянными от рождения до подросткового возраста. Мы предполагаем, что эта изменчивость может свидетельствовать о фенотипических различиях субпопуляций НК-клеток не только у детей и взрослых, но и у детей разного возраста. Кроме того, известно, что вирусные инфекции формируют репертуар НК-клеток, а второй год жизни ребенка характеризуется повышением антигенной нагрузки и активизацией специфического звена противовирусной защиты. Описано, что в условиях циркуляции тромбоциты высокоафинно адгезируют на поверхности НК-клеток, формируя гетеротипические конъюгаты. Не удивительно, что именно у детей от 1 года до 2 лет содержание PNKcelC было повышено [26, 27].

Обращает на себя внимание, что абсолютное содержание PBcelC было высоким у детей до года, а затем постепенно снижалось, достигая плато у детей 8-12 лет и старше. Наоборот, абсолютное содержание PTcelC оказалось самым высоким у детей от 1 года до 2 лет, а затем снижалось. То же наблюдается при описании абсолютного содержания PLymC - его самое высокое значение выявлено в группе детей от 1 года до 2 лет. Объяснить полученные результаты можно незрелостью гуморального иммунитета у детей от 1 года до 2 лет. Известно, что в этом возрасте количество В-клеток снижено, а число Т-клеток преобладает [28].

У детей с возрастом содержание всех PLymC снижается. Мы считаем, что, с одной стороны, на это могли повлиять происходящие инволютивные процессы в тимусе, а с другой - известно, что тромбоциты обладают высокой способностью усиливать миграцию лимфоцитов в ткани из циркуляции. Возможно, эти причины повлияли на снижение содержания PLymC по мере взросления детей [29-34].

Обнаружено, что содержание PLC увеличивается с возрастом практически в 1,5 раза. Какие клетки вносят основной вклад в увеличение этого показателя?

Увеличение содержания PLC можно объяснить изменением экспрессии молекул адгезии на мембране моноцитов и тромбоцитов. Интересно, что наибольшей способностью взаимодействовать с тромбоцитами среди всех клеток обладают моноциты, так как содержание коагрегатов максимально именно в этой популяции. Подобные данные получены и другими исследователями, которые также изучали содержание моноцитарно-тромбоцитарных агрегатов в крови здоровых детей [13, 35]. Это обусловлено тем, что взаимодействие моноцитов с P-селектином на поверхности тромбоцитов способствует созреванию моноцитов в дендритные клетки [36].

Известно, что адгезия тромбоцитов и моноцитов опосредована взаимодействием Р-селектина и его лиганда PSGL-1 [37]. Адгезионный контакт тромбоцитов с мембраной моноцитов приводит к их активации. Так, обнаружено, что тромбоциты в момент непосредственного контакта способны высвобождать хемокины RANTES и CXCL10, что приводит к увеличению активности мононуклеаров и экспрессии β2-интегринов [38]. Установлено, что адгезия моноцитов к поверхности активированных тромбоцитов сопровождается усилением продукции клетками провоспалительных цитокинов и экспрессией тканевого фактора. Взаимодействие P-селектин-PSGL-1 очень важно для этого процесса, но не является единственным для такого типа клеточной активации [39]. Помимо этого, активированные тромбоциты экспрессируют CD40L, который является стимулятором функционирования дендритных клеток [40]. Для иммунного ответа у детей данный факт имеет важное значение, так как дендритные клетки являются связующим звеном между врожденным и адаптивным иммунитетом.

Однако содержание PMonC относительно общего пула коагрегатов тромбоцитов и лейкоцитов значительно меньше по сравнению с содержанием PNeuC. В нашей работе выявлен перекрест содержания PNeuC и PLymC в 3-й исследуемой группе, которая соответствует возрасту 2-6 лет. Перекрест этих показателей наблюдается как в абсолютном содержании коагрегатов, так и в их относительном содержании в крови здоровых детей (см. рис. 2, 3). Интересно, что обнаруженный факт соответствует физиологическому перекресту лейкоцитарной формулы у детей, который наблюдается в этом возрасте. Известно, что именно в этой возрастной группе наблюдается перекрест показателей содержания лимфоцитов и нейтрофилов. Несомненно, это влияет и на формирование вышеописанного перекреста содержания коагрегатов этих клеток с тромбоцитами. Таким образом, мы считаем, что выявленный перекрест содержания коагрегатов тромбоцитов с нейтрофилами и лимфоцитами является физиологическим.

Заключение

На основании вышеизложенного можно заключить, что тромбоциты могут вступать в контакты с основными видами лейкоцитов, количественные показатели которых у детей имеют возрастные особенности. Так, динамика абсолютного содержания PNeuC имела волнообразный характер. Максимальное значение наблюдалось у детей в возрасте от 6 до 8 лет. Однако абсолютное содержание PNeuC в периферической крови было минимальным у детей первого года жизни и постепенно возрастало к 12 годам.

Абсолютное содержание PMonC оставалось неизменным во всех возрастных группах. При этом их относительное содержание к 8-12 годам увеличивалось в 1,5 раза по сравнению с детьми в возрасте до 1 года. Кривая относительного содержания PMonC волнообразно изменялась с возрастом, достигая пиков в 2-6 и 12 лет. Абсолютное и относительное содержание тромбоцитарно-лимфоцитарных коагрегатов (PLymC, PTcelC, PBcelC) постепенно снижалось с возрастом, достигая минимальных значений у детей 12 лет. Кривые возрастной динамики относительного и абсолютного содержания PNeuC и PLymC у здоровых детей характеризовались наличием физиологического перекреста в возрасте 2-6 лет. Также установлено, что абсолютное содержание PNKTcelC было минимальным у детей в возрасте 1-2 года и максимальным у детей в возрасте от 2 до 6 лет. При этом абсолютное содержание PNKcelC оставалось неизменным во всех возрастных группах. Однако относительное содержание PNKcelC находилось на стабильно низком уровне практически во всех обследуемых возрастных группах, кроме детей в возрасте от 1 года до 2 лет, у которых наблюдалось значительное увеличение этого показателя.

Выражаем благодарность В.А. Мудрову за статистическую обработку данных.

Литература

1. Витковский Ю.А., Кузник Б.И., Солпов А.В. Феномен лимфоцитарно-тромбоцитарного розеткообразования. Иммунология. 1999; (4): 35-7.

2. Витковский Ю.А., Кузник Б.И., Солпов А.В. Патогенетическое значение лимфоцитарно-тромбоцитарной адгезии. Медицинская иммунология. 2006; 8 (5-6): 745-3.

3.Rossaint J., Margraf A., Zarbock A. Role of platelets in leukocyte recruitment and resolution of inflammation. Front. Immunol. 2018; 9: 2712. DOI: https://doi.org/10.3389/fimmu.2018.02712

4.Hottz E.D., Azevedo-Quintanilha I.G., Palhinha L., Teixeira L., Barreto E.A., Pão C.R.R., Righy C., Franco S., Souza T.M.L., Kurtz P., Bozza F.A., Bozza P.T. Platelet activation and platelet-monocyte aggregate formation trigger tissue factor expression in patients with severe COVID-19. Blood. 2020; 136 (11): 1330-41. DOI: https://doi.org/10.1182/blood.2020007252

5. Solpov A., Shenkman B., Vitkovsky Y., Brill G., Koltakov A., Farzam N., Varon D., Bank I., Savion N. Platelets enhance CD4+ lymphocyte adhesion to extracellular matrix under flow conditions: role of platelet aggregation, integrins, and non-integrin receptors. Thromb. Haemost. 2006; 95 (5): 815-21.

6. Кузник Б.И., Витковский Ю.А., Солпов А.В. Адгезивные молекулы и лейкоцитарно-тромбоцитарные взаимодействия. Вестник гематологии. 2006; 2 (2): 42-55.

7. Shenkman B., Brill G., Solpov A., Vitkovsky Y., Kuznik B., Koltakov A., Kotev-Emeth S., Savion N., Bank I. CD4+ lymphocytes require platelets for adhesion to immobilized fibronectin in flow: role of beta(1) (CD29)-, beta(2) (CD18)-related integrin’s and non-integrin receptors. Cell. Immunol. 2006; 242 (1): 52-9. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cellimm.2006.09.005

8. Солпова О.А. Участие TCRαβ- и γδ-T-лимфоцитов, P-селектина в формировании клеточно-тромбоцитарных коагрегатов. Забайкальский медицинский вестник. 2016; (2): 71-9.

9. Zucoloto A.Z., Jenne C.N. Platelet-neutrophil interplay: insights into neutrophil extracellular trap (NET)-driven coagulation in infection. Front. Cardiovasc. Med. 2019; 6: 85. DOI: https://doi.org/10.3389/fcvm.2019.00085

10. Pircher J., Engelmann B., Massberg S., Schulz C. Platelet-neutrophil crosstalk in atherothrombosis. Thromb. Haemost. 2019; 119 (8): 1274-82. DOI: https://doi.org/10.1055/s-0039-1692983

11. Da Costa Martins P., Van den Berk N., Ulfman L.H., Koenderman L., Hordijk P.L., Zwaginga J.J. Platelet-monocyte complexes support monocyte adhesion to endothelium by enhancing secondary tethering and cluster formation. Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol. 2004; 24 (1): 193-9. DOI: https://doi.org/10.1161/01.ATV.0000106320.40933.E5

12. Yari F., Motefaker M., Nikougoftar M., Khayati Z. Interaction of platelet-derived microparticles with a human B-lymphoblast cell line: a clue for the immunologic function of the microparticles. Transfus. Med. Hemother. 2018; 45 (1): 55-61. DOI: https://doi.org/10.1159/000479072

13. Yip C., Ignjatovic V., Attard C., Monagle P., Linden M.D. First report of elevated monocyte-platelet aggregates in healthy children. PLoS One. 2013; 8 (6): e67416. DOI: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0067416

14. Хайдуков С.В., Байдун Л.А., Зурочка А.В., Тотолян А.А. Стандартизованная технология "Исследование субпопуляционного состава лимфоцитов периферической крови с применением проточных цитофлюориметров-анализаторов" (ПРОЕКТ). Медицинская иммунология. 2012; 14 (3): 255-68.

15. Finsterbusch M., Schrottmaier W.C., Kral-Pointner J.B., Salzmann M., Assinger A. Measuring and interpreting platelet-leukocyte aggregates. Platelets. 2018; 29 (7): 677-85. DOI: https://doi.org/:10.1080/09537104.2018.1430358

16. Богомягкова Е.Н., Солпов А.В., Витковский Ю.А., Терешков П.П. Содержание коагрегатов тромбоцитов с αβ-, γδ-Т-лимфоцитами и их некоторыми минорными субпопуляциями в крови у здоровых детей. Иммунология. 2022; 43 (1): 78-88. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2021-42-6-78-88

17.Li K., Peng Y.G., Yan R.H., Song W.Q., Peng X.X., Ni X. Age-dependent changes of total and differential white blood cell counts in children. Chin. Med. J. (Engl.). 2020; 133 (16): 1900-7. DOI: https://doi.org/10.1097/CM9.0000000000000854

18.Herken K., Glauner M., Robert S.C., Maas M., Zippel S., Nowak-Göttl U., Zieger B., Lahav J., Fender A.C., Jurk K., Kehrel B.E. Age-dependent control of collagen-dependent platelet responses by thrombospondin-1-comparative analysis of platelets from neonates, children, adolescents, and adults. Int. J. Mol. Sci. 2021; 22 (9): 4883. DOI: https://doi.org/10.3390/ijms22094883

19.Ponomarenko E.A., Ignatova A.A., Polokhov D.M., Khismatullina R.D., Kurilo D.S., Shcherbina A., Zharkov P.A., Maschan A.A., Novichkova G.A., Panteleev M.A. Healthy pediatric platelets are moderately hyporeactive in comparison with adults’ platelets. Platelets. 2022; 33 (5): 727-34. DOI: https://doi.org/10.1080/09537104.2021.1981848

20.McDonald B., Davis R.P., Kim S.J., Tse M., Esmon C.T., Kolaczkowska E., Jenne C.N. Platelets and neutrophil extracellular traps collaborate to promote intravascular coagulation during sepsis in mice. Blood. 2017; 129 (10): 1357-67. DOI: https://doi.org/10.1182/blood-2016-09-741298

21.Pitchford S., Pan D., Welch H.C. Platelets in neutrophil recruitment to sites of inflammation. Curr. Opin. Hematol. 2017; 24 (1): 23-31. DOI: https://doi.org/10.1097/MOH.0000000000000297

22.Papayannopoulos V. Neutrophil extracellular traps in immunity and disease. Nat. Rev. Immunol. 2018; 18 (2): 134-47. DOI: https://doi.org/10.1038/nri.2017.105

23. Gaertner F., Ahmad Z., Rosenberger G., Fan S., Nicolai L., Busch B., Yavuz G., Luckner M., Ishikawa-Ankerhold H., Hennel R., Benechet A., Lorenz M., Chandraratne S., Schubert I., Helmer S., Striednig B., Stark K., Janko M., Böttcher R.T., Verschoor A., Leon C., Gachet C., Gudermann T., Mederos Y. Schnitzler M., Pincus Z., Iannacone M., Haas R., Wanner G., Lauber K., Sixt M., Massberg S. Migra­ting platelets are mechano-scavengers that collect and bundle bacteria. Cell. 2017; 171 (6): 1368-82.e23. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cell.2017.11.001

24. Sreeramkumar V., Adrover J.M., Ballesteros I., Cuartero M.I., Rossaint J., Bilbao I., Nácher M., Pitaval C., Radovanovic I., Fukui Y., McEver R.P., Filippi M.D., Lizasoain I., Ruiz-Cabello J., Zarbock A., Moro M.A., Hidalgo A. Neutrophils scan for activated platelets to initiate inflammation. Science. 2014; 346 (6214): 1234-8. DOI: https://doi.org/10.1126/science.1256478

25. Gerrits A.J., Frelinger A.L. 3rd, Michelson A.D. Whole blood analysis of leukocyte-platelet aggregates. Curr. Protoc. Cytom. 2016; 78: 6.15.1-6.15.10. DOI: https://doi.org/10.1002/cpcy.8

26. Du Y., Liu X., Guo S.W. Platelets impair natural killer cell reacti­vity and function in endometriosis through multiple mechanisms. Hum. Reprod. 2017; 32 (4): 794-810. DOI: https://doi.org/10.1093/humrep/dex014

27. Maurer S., Ferrari de Andrade L. NK cell interaction with platelets and myeloid cells in the tumor milieu. Front. Immunol. 2020; 11: 608849. DOI: https://doi.org/10.3389/fimmu.2020.608849

28. Ding Y., Zhou L., Xia Y., Wang W., Wang Y., Li L., Qi Z., Zhong L., Sun J., Tang W., Liang F., Xiao H., Qin T., Luo Y., Zhao X., Shu Z., Ru Y., Dai R., Wang H., Wang Y., Zhang Y., Zhang S., Gao C., Du H., Zhang X., Chen Z., Wang X., Song H., Yang J., Zhao X. Reference values for peripheral blood lymphocyte subsets of healthy children in China. J. Allergy Clin. Immunol. 2018; 142 (3): 970-3.e8. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaci.2018.04.022

29. Zamora C., Cantó E., Nieto J.C., Bardina J., Diaz-Torné C., Moya P., Magallares B., Ortiz M.A., Julià G., Juarez C., Llobet J.M., Vidal S. Binding of platelets to lymphocytes: a potential anti-inflammatory therapy in rheumatoid arthritis. J. Immunol. 2017; 198 (8): 3099-108. DOI: https://doi.org/10.4049/jimmunol.1601708

30. Tan S., Zhang J., Sun Y., Gisterå A., Sheng Z., Malmström R.E., Hou M., Peng J., Ma C., Liao W., Li N. Platelets enhance CD4+ central memory T cell responses via platelet factor 4-dependent mitochondrial biogenesis and cell proliferation. Platelets. 2022; 33 (3): 360-70. DOI: https://doi.org/10.1080/09537104.2021.1936479

31. Koupenova M., Clancy L., Corkrey H.A., Freedman J.E. Circulating platelets as mediators of immunity, inflammation, and thrombosis. Circ. Res. 2018; 122 (2): 337-51. DOI: https://doi.org/10.1161/CIRCRESAHA.117.310795

32. Gaertner F., Massberg S. Patrolling the vascular borders: platelets in immunity to infection and cancer. Nat. Rev. Immunol. 2019; 19 (12): 747-60. DOI: https://doi.org/10.1038/s41577-019-0202-z

33. Гусельникова В.В., Полевщиков А.В. Тучные клетки тимуса: на перекрестке трех дорог. Иммунология. 2021; 42 (4): 327-36. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2021-42-4-327-336

34.Thomas R., Wang W., Su D.M. Contributions of age-related thymic involution to immunosenescence and inflammaging. Immun. Ageing. 2020; 17: 2. DOI: https://doi.org/10.1186/s12979-020-0173-8

35.Vignesh P., Rawat A., Shandilya J.K., Singh Sachdeva M.U., Ahluwalia J., Singh S. Monocyte platelet aggregates in children with Kawasaki disease - a preliminary study from a tertiary care centre in North-West India. Pediatr. Rheumatol. Online J. 2021; 19 (1): 25. DOI: https://doi.org/10.1186/s12969-021-00515-3

36.Han P., Hanlon D., Arshad N., Lee J.S., Tatsuno K., Robinson E., Filler R., Sobolev O., Cote C., Rivera-Molina F., Toomre D., Fahmy T., Edelson R. Platelet P-selectin initiates cross-presentation and dendritic cell differentiation in blood monocytes. Sci. Adv. 2020; 6 (11): eaaz1580. DOI: https://doi.org/10.1126/sciadv.aaz1580

37.Ivanov I.I., Apta B.H.R., Bonna A.M., Harper M.T. Platelet P-selectin triggers rapid surface exposure of tissue factor in monocytes. Sci. Rep. 2019; 9 (1): 13397. DOI: https://doi.org/10.1038/s41598-019-49635-7

38.Glezeva N., Gilmer J.F., Watson C.J., Ledwidge M. A central role for monocyte-platelet interactions in heart failure. J. Cardiovasc. Pharmacol. Ther. 2016; 21 (3): 245-61. DOI: https://doi.org/10.1177/1074248415609436

39.Li T., Yang Y., Li Y., Wang Z., Ma F., Luo R., Xu X., Zhou G., Wang J., Niu J., Lv G., Crispe I.N., Tu Z. Platelets mediate inflammatory monocyte activation by SARS-CoV-2 spike protein. J. Clin. Invest. 2022; 132 (4): e150101. DOI: https://doi.org/10.1172/JCI150101

40.Ma D.Y., Clark E.A. The role of CD40 and CD154/CD40L in dendritic cells. Semin. Immunol. 2009; 21 (5): 265-72. DOI: https://doi.org/10.1016/j.smim.2009.05.010

Главный редактор
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Хаитов Муса Рахимович

Член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, директор ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России

Редакционная коллегия журнала «Иммунология» и ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России с прискорбием сообщают, что 11.03.2022 г. скончался Президент журнала «Иммунология», научный руководитель Института академик РАН Хаитов Рахим Мусаевич
Медицина сегодня
Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ!

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ! Успешно продолжается образовательная работа общероссийского проекта "Школы РОАГ". Очередная встреча пройдет 9-10 февраля в онлайн-формате и объединит врачей Иркутска, Кемерово, а также...

Конференция "Бронхоэктазы: муковисцидоз и не только-"

Уважаемые коллеги, приглашаем принять участие в конференции "Бронхоэктазы: муковисцидоз и не только-", которая состоится с 3 по 4 февраля в Ижевске! Организаторы: · Общероссийская общественная организация "Российское общество медицинских генетиков" · НМИЦ...

Образовательный форум специалистов регионов Российской Федерации "Открытая и эндоваскулярная хирургия в лечении патологии сердца и сосудов"

HandsHeart-2023 Образовательный форум специалистов регионов Российской Федерации "Открытая и эндоваскулярная хирургия в лечении патологии сердца и сосудов" 2-3 марта 2023 года, г. Казань Выбор метода лечения патологий аортального клапана, коронарных артерий и острого...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»