Связь инфламмасомного комплекса и цитокинов ИЛ-1β и ИЛ-10 с патологическим фенотипом старения у долгожителей

Резюме

Введение. Выделяют два фенотипа старения: физиологический (успешный) и патологический. Последний крайне нежелателен, сопровождается развитием возраст-ассоциированных патологий. В последние годы внимание ученых сосредоточено на исследовании роли хронического воспаления в формировании старения.

Цель исследования - изучение роли инфламмасомного комплекса NLRP3 (Nod-like receptor 3), CASP1 (Caspase-1), цитокинов ИЛ-1β и ИЛ-10 в формировании патологического фенотипа старения.

Материал и методы. В основную группу вошли 56 долгожителей. Группу сравнения составили 25 здоровых доноров. Из клеток периферической крови выделяли нуклеиновые кислоты и методом полимеразной цепной реакции в реальном времени определяли уровень экспрессии генов NLRP3, CASP1, IL1B, IL10. Концентрацию ИЛ-1β и ИЛ-10 в сыворотке определяли методом твердофазного иммуноферментного анализа.

Результаты. Показана гиперэкспрессия генов инфламмасомного комплекса NLRP3 и CASP1 и провоспалительного цитокина IL1B, а также повышение концентрации ИЛ-1β в основной группе по отношению к группе сравнения. Концентрация противовоспалительного цитокина ИЛ-10 в основной группе была снижена. Впервые у долгожителей с высоким индексом коморбидности выявлено увеличение экспрессии генов NLRP3 и CASP1, IL1B, IL10 и повышение концентрации цитокинов ИЛ-1β и ИЛ-10 по сравнению с долгожителями с низким индексом коморбидности.

Заключение. Гиперэкспрессия инфламмасомного комплекса и цитокинов ассоциирована с высоким индексом коморбидности, что может объяснить роль этих факторов в формировании возраст-ассоциированных заболеваний и патологического фенотипа старения. Полученные результаты могут быть использованы для поиска ранних иммунологических предикторов патологического старения.

Ключевые слова:воспалительное старение; врожденный иммунитет; инфламмасома NLRP3; цитокины; ИЛ-1β; ИЛ-10; возраст-ассоциированные заболевания

Для цитирования: Бурмакина В.В., Ганковская Л.В., Насаева Е.Д., Хасанова Е.М., Греченко В.В., Стражеско И.Д., Городищенская С.В. Связь инфламмасомного комплекса и цитокинов ИЛ-1β и ИЛ-10 с патологическим фенотипом старения у долгожителей. Иммунология. 2023; 44 (6): 754-763. DOI: https://doi.org/10.33029/1816-2134-2023-44-6-754-763

Финансирование. Исследование выполнено при поддержке гранта Российского научного фонда № 23-15-00137 (https://rscf.ru/project/23-15-00137).

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция исследования - Ганковская Л.В., сбор и обработка материала - Бурмакина В.В., Стражеско И.Д., Городищенская С.В.; экспериментальная часть - Бурмакина В.В., Греченко В.В., Городищенская С.В.; статистическая обработка - Бурмакина В.В., Хасанова Е.М., написание текста - Бурмакина В.В., Насаева Е.Д.; Хасанова Е.М.; редактирование - Ганковская Л.В.

Введение

В настоящее время во всем мире наблюдается тенденция к увеличению доли пожилого населения [1]. Старение представляет собой сложный биологический процесс, в ходе которого происходит снижение эффективности систем регуляции процессов жизнедеятельности, которые вызывают постепенное нарушение восстановительных процессов и уменьшение способности организма к адаптации к изменяющимся условиям среды. Выделяют два основных фенотипа старения: физиологический и патологический [2]. Физиологический, или успешный, тип старения характеризуется благоприятным течением и формируется естественным путем по мере уменьшения эффективности функционирования органов [3]. Поскольку такой фенотип старения является предпочтительным, одной из основных задач геронтологии является определение закономерностей его формирования и разработка методов воздействия, позволяющих на молекулярном уровне корректировать протекание этого процесса.

В случае развития патологического старения у пожилого человека наблюдаются нарушения физической и социальной активности, когнитивные дисфункции и зависимость от посторонней помощи, что приводит к ухудшению качества жизни и преждевременной смерти [2]. Долгожители с данным фенотипом старения часто имеют мультиморбидные состояния, т. е. у них одновременно наблюдается несколько соматических заболеваний различного патогенеза, таких как инфаркт миокарда, остеоартроз, артрит, диабет, деменция и др. [4, 5].

Кроме того, состояние таких пожилых людей отягощено синдромом старческой астении (СА), который тесно связан с полиморбидностью, но может быть потенциально обратим [6]. Существует множество теорий, объясняющих причины формирования патологического фенотипа старения, одной из которых является развитие так называемого inflammaging - воспалительного старения (ВС) [7]. По мнению C. Franceschi и соавт., такое старение возникает вследствие дисбаланса между воспалительными и противовоспалительными медиаторами [8]. В последние годы появляется множество работ, в которых рассматривается роль врожденного иммунитета в формировании ВС [9-11]. Важным механизмом формирования такого старения является сборка инфламмасомного комплекса NLRP3, активация каспазы-1 и последующий процессинг провоспалительного цитокина ИЛ-1β [12]. Однако, несмотря на активное изучение развития ВС, на сегодняшний день не существует стандартных диагностических маркеров патологического фенотипа старения.

Цель настоящего исследования - изучение роли инфламмасомного комплекса (NLRP3), каспазы-1 (CASP1-1), цитокинов ИЛ-1β и ИЛ-10 в формировании патологического фенотипа старения.

Материал и методы

Пациенты и дизайн исследования. Исследование проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией Всемирной медицинской ассоциации "Этические принципы проведения научных медицинских исследований с участием человека" (WMA Declaration of Helsinki - Ethical Principles for Medical Research Involving Human Subjects, 2013) и было одобрено Локальным этическим комитетом при ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России (протокол заседания № 213 от 13.12.2021). В установленном порядке пациенты подписывали информированное согласие и согласие на обработку персональных данных, после чего производился забор крови.

Основную группу составили 56 долгожителей [средний возраст - 94 (90; 97)], которые проходили плановое стационарное лечение в ГБУЗ "Госпиталь для ветеранов войн № 2" Департамента здравоохранения г. Москвы.

Критерии включения в основную группу: возраст старше 90 лет, подписанное информированное согласие на участие в исследовании.

Критерии исключения из основной группы: наличие острых воспалительных заболеваний, онкологических заболеваний, острых инфекционных заболеваний.

В группу сравнения вошли 25 здоровых доноров [средний возраст - 21 год (18; 35)] без соматических заболеваний, острых заболеваний и обострения хронических заболеваний на момент участия в эксперименте.

На основании комплексного обследования в основной группе определяли индекс коморбидности Чарльсон, предложенный для оценки отдаленного прогноза больных в 1987 г. профессором Mary Charlson [13]. Данный индекс представляет собой балльную систему оценки наличия определенных соматических заболеваний и используется для прогноза летальности. При его расчете суммируются баллы, соответствующие сопутствующим заболеваниям, а также добавляется 1 балл на каждые 10 лет жизни при превышении пациентом 40-летнего возраста (т.е. 50 лет - 1 балл, 60 лет - 2 балла и т.д.). Так как все обследованные пациенты принадлежали одной возрастной группе 90+, баллы за каждые 10 лет жизни в исследовании не учитывались.

Материал для исследования. У участников основной группы и группы сравнения проводился забор 5 мл периферической крови в пробирки с ЭДТА (Guangzhou Improve Medical Instruments Co., Ltd, Китай). Для получения сыворотки пробирки с 3 мл крови центрифугировали в течение 10 минут при 50 g.

Лабораторные исследования. Из клеток периферической крови выделяли нуклеиновые кислоты методом аффинной сорбции на частицах силикагеля "АмплиПРАЙМ Рибо-сорб" ("ИнтерЛабСервис", Россия) в соответствии с протоколом производителя. Библиотеку нуклеиновых кислот замораживали и хранили при температуре -70 °С. Далее осуществлялась постановка реакции обратной транскрипции для получения кДНК на основе выделенной мРНК с использованием "Набора для проведения реакции обратной транскрипции" ("Синтол", Россия). Концентрацию нуклеиновых кислот измеряли на спектрофотометре Nanodrop ND-2000 (Thermo Scientific, США). Для постановки ПЦР-РВ использовали полученную кДНК и "Набор для проведения ПЦР-РВ SYBR Green I" ("Синтол", Россия) согласно рекомендациям фирмы-производителя. ПЦР-РВ проводили в амплификаторе Rotor-Gene Q (QIAGEN Hiden, Германия). Необходимые для работы праймеры синтезированы фирмой "Синтол" (Россия), последовательность праймеров представлена в табл. 1.

Уровень экспрессии генов оценивался по методу 2-∆∆Ct относительно уровня экспрессии гена домашнего хозяйства β-актина (ACTB) [14]. Результаты представлены в относительных единицах (отн. ед.). Также нами было проведено количественное определение концентрации цитокинов ИЛ-1β и ИЛ-10 в сыворотке крови методом твердофазного иммуноферментного анализа с использованием набора реагентов для иммуноферментного определения концентрации ИЛ-1β и ИЛ-10 в сыворотке крови "Вектор-Бест" (Россия). Результаты оценивали на микропланшетном фотометре "Anthos 2020" (BCA, Lowry, Bradford, Великобритания) при длине волны 450 нм.

Статистическая обработка. Статистическая обработка данных проведена с использованием программного обеспечения Microsoft Excel 2022, STATISTICA 10.0 и GraphPad Prism 4.0 (GraphPad Software Inc., San Diego, США). Полученные данные были проанализированы с помощью непараметрического U-критерия Манна-Уитни и представлены в виде Me (min; max). Корреляционный анализ проводили с использованием коэффициента ранговой корреляции Спирмена. Статистически значимыми считались различия при значениях p ≤ 0,05.

Результаты

На первом этапе исследования перед нами стояла задача оценить уровни экспрессии генов инфламмасомного комплекса NLRP3 и CASP1 в основной группе и группе сравнения. Показатели экспрессии целевых генов инфламмасомного комплекса приведены в табл. 2.

При сравнительном анализе было выявлено, что экспрессия генов инфламмасомного комплекса NLRP3 в 6,4 раза (р < 0,01) и CASP1 в 6,7 раз (р < 0,01) в основной группе достоверно выше, чем в группе сравнения (см. табл. 2).

На следующим этапе была проанализирована экспрессия генов цитокинов IL1B и IL10 в лейкоцитах периферической крови. Полученные данные были сопоставлены с концентрацией этих цитокинов в образцах сыворотки крови участников обследуемых групп. Полученные показатели экспрессии генов и концентрации белков приведены в табл. 3.

В основной группе выявлено достоверное увеличение экспрессии гена IL1B в 16,3 раза относительно группы сравнения (р < 0,001). Концентрация белка ИЛ-1β также была достоверно выше в основной группе в 3,3 раза (р < 0,01). Уровень экспрессии гена противовоспалительного цитокина IL10 в основной группе и группе сравнения был сопоставим, но одновременно с этим его концентрация в основной группе была ниже в 2 раза, чем в группе сравнения (р < 0,01) (см. табл. 3).

Особой задачей нашего исследования был анализ взаимосвязи исследуемых показателей врожденного иммунитета и индексом коморбидности Чарльсон. Выбор данного индекса обусловлен тем, что патологическое старение характеризуется наличием сразу нескольких соматических заболеваний. Исходя из индекса коморбидности каждого пациента, основная группа была разделена на 2 подгруппы:

1) Подгруппа 1 - долгожители с высоким индексом коморбидности, n = 33 (мультиморбидные долгожители с индексом Чарльсон ≥ 3). В этой группе долгожители имеют ≥ 3 соматических заболевания, среди которых чаще всего встречаются болезни, связанные с сердечно-сосудистой системой (стенокардия, инфаркт, застойная сердечная недостаточность), и патологии соединительной ткани (ревматоидный артрит и васкулит);

2) Подгруппа 2 - долгожители с низким индексом коморбидности, n = 23 (индекс Чарльсон 1-2, т. е. они имеют не более двух соматических заболеваний).

В ходе исследования в подгруппе 2 не выявлено статистически достоверных различий между уровнем экспрессии генов инфламмасомного комплекса NLRP3 и CASP1 (рис. 1).

При этом наблюдался дисбаланс в уровне экспрессии генов про- и противовоспалительных цитокинов. В подгруппе 2 с низким индексом коморбидности экспрессия гена IL1B была выше в 2,2 раза (p < 0,05), а экспрессия гена IL10 - ниже в 2,3 раза (p < 0,001) по отношению к группе сравнения (см. рис. 1). Схожая закономерность наблюдалась при анализе концентрации цитокинов. В сыворотке крови участников подгруппы 2 содержание провоспалительного цитокина ИЛ-1β составило 3 пг/мл, что в 1,7 раза превышало значение данного показателя в группе сравнения. При этом концентрация противовоспалительного цитокина ИЛ-10 в данной группе была ниже в 2,3 раза, чем в группе сравнения (рис. 2).

На следующем этапе мы оценили экспрессию генов инфламмасомного комплекса NLRP3, CASP1 у долгожителей с разными индексами коморбидности. В подгруппе 1 с высоким индексом коморбидности наблюдалось многократное увеличение экспрессии генов инфламмасомного комплекса: NLRP3 в 86 раз (р < 0,0001), а CASP1 в 16,7 раз (р < 0,001) по сравнению с данным показателем в подгруппе 2 (рис. 3).

Далее в подгруппах 1 и 2 был проведен анализ экспрессии генов провоспалительного цитокина IL1B и противовоспалительного цитокина IL10 в лейкоцитах периферической крови и концентрации исследуемых цитокинов в сыворотке крови.

При анализе цитокинов было выявлено достоверное увеличение экспрессии гена IL1B в 18,2 раза (р < 0,0001) и концентрации ИЛ-1β в сыворотке в 5,6 раз (p < 0,001) в подгруппе 1 по сравнению с этим показателем в подгруппе 2 (рис. 4).

Уровень экспрессии гена противовоспалительного цитокина IL10 был увеличен в 4 раза (p < 0,0001) в подгруппе 1 по сравнению с подгруппой 2 (рис. 5А). Концентрация ИЛ-10 в подгруппе 1 составила 12 пг/мл, чтобыло выше в 4 раза по сравнению с концентрацией в подгруппе 2 (p < 0,001) (рис. 5Б).

На последнем этапе исследования был проведен корреляционный анализ выявленных изменений в системе врожденного иммунитета у долгожителей и индексом коморбидности Чарльсон. Показана высокая положительная сила связи между уровнем экспрессии генов инфламмасомного комплекса NLRP3 и индексом коморбидности Чарльсон (R = 0,84, р < 0,0001). Заметная корреляция была продемонстрирована при анализе связи экспрессии CASP1 и индексом коморбидности (R = 0,69, р < 0,0001). Анализ взаимосвязи уровня экспрессии гена провоспалительного цитокина IL1B и индекса коморбидности Чарльсон выявил высокую положительную корреляцию (R = 0,87, p < 0,0001) и слабую корреляцию между индексом коморбидности и экспрессией гена противовоспалительного цитокина IL10 (R = 0,48, p < 0,0001).

Обсуждение

Среди известных на сегодняшний день механизмов старения особую роль уделяют хроническому слабовыраженному воспалению [15]. Различные процессы, сопровождающие старение организма, такие как окислительный стресс, нарушение аутофагии, появление сенесцентных клеток и повышение проницаемости клеточных барьеров ведут к росту количества эндогенных и экзогенных сигналов опасности PAMPs (Pathogen-associated molecular patterns) и DAMPs (Damage-associated molecular patterns) [2]. Увеличение концентрации PAMPs и DAMPs является одним из механизмов развития ВС, поскольку они активируют инфламмасомный комплекс NLRP3, являющийся важным компонентом системы врожденного иммунитета. Каноническая активация инфламмасомы NLRP3 приводит к рекрутированию молекул прокаспазы-1, которые подвергаются аутоакаталитическому расщеплению и процессируют молекулы-предшественники про-ИЛ-1β и про-ИЛ-18 до их биологически зрелых форм [16].

В связи с этим в настоящем исследовании был проведен комплексный анализ показателей врожденного иммунитета у долгожителей, который включал:

· изучение экспрессии генов инфламмасомного комплекса NLRP3 и CASP1 в лейкоцитах периферической крови;

· анализ экспрессии генов провоспалительного цитокина IL1B и противовоспалительного цитокина IL10 в лейкоцитах периферической крови пациентов и определение концентрации этих цитокинов в сыворотке крови;

· проведение корреляционного анализа между выявленными изменениями в системе врожденного иммунитета с индексом коморбидности Чарльсон у долгожителей.

В результате проведенного исследования выявлено достоверное увеличение экспрессии генов инфламмасомного комплекса NLRP3 и CASP1 в лейкоцитах периферической крови основной группы относительно группы сравнения. В большом продольном исследовании J.L. Connat и соавт. показали гиперэкспрессию генов NLRP3 и СASP1 у пожилых людей, что согласуется с данными настоящего исследования [17]. К аналогичным результатам пришли H. Wu и соавт., объясняя увеличение экспрессии генов инфламмасомного комплекса нарушением аутофагии с возрастом и последующей активацией инфламмасомы, что предположительно приводит к воспалительному фенотипу старения [18].

Как было сказано ранее, при активации инфламмасомного комплекса происходит формирование биологически активной формы ИЛ-1β. В литературе имеются противоречивые данные о роли провоспалительного цитокина ИЛ-1β в формировании фенотипа старения. В нашем исследовании было обнаружено увеличение экспрессии и концентрации провоспалительного цитокина ИЛ-1β в основной группе. Напротив, в работе L. Cavallone и соавт. изменений в концентрации цитокина ИЛ-1β у долгожителей по сравнению с группой молодых людей не выявлено [19]. Однако исследователи продемонстрировали увеличение с возрастом уровня ИЛ-1RA (рецепторный антагонист ИЛ-1) в сыворотке крови, это может быть объяснено тем, что повышение уровня IL-1RA у долгожителей необходимо для контроля воспалительных эффектов ИЛ-1β по механизму отрицательной обратной связи [20]. В настоящем исследовании разницы между экспрессией гена IL10 в основной группе и группе сравнения не выявлено, однако концентрация цитокина ИЛ-10 в основной группе была увеличена в 2 раза. Такой эффект может быть связан со сложной посттранскрипционной регуляцией гена IL10 [21]. Как и многие транскрипты генов цитокинов, мРНК гена IL10 нестабильна и быстро разрушается. Например, транскрипты IL10 могут быть обнаружены в макрофагах только в течение нескольких часов после стимуляции ЛПС, а накопление белка происходит с замедленной кинетикой [22]. Дополнительный вклад в регуляцию экспрессии IL10 вносят мкРНК, такие как miR-10a, miR-15а, miR-27а, miR-92а [23, 24].

Поскольку основная группа неоднородна, в дальнейшем она была разделена на две подгруппы на основании индекса коморбидности Чарльсон. В подгруппу 1 вошли долгожители с индексом коморбидности больше 3, подгруппу 2 составили долгожители с низким индексом коморбидности. Большой интерес представлял сравнительный анализ показателей в подгруппе 2 с низким индексом коморбидности с группой сравнения. Было показано незначительное увеличение экспрессии гена IL1B и концентрации ИЛ-1β в сыворотке крови в подгруппе 2, а также снижение выработки противовоспалительного цитокина ИЛ-10, что подтверждает гипотезу С. Franceschi о наличии подпорогового воспаления у лиц пожилого возраста [8]. В дальнейшем был проведен анализ иммунологических показателей в подгруппе 1 с высоким индексом коморбидности и в подгруппе 2 - с низким индексом. Впервые выявлено многократное увеличение экспрессии генов инфламмасомного комплекса NLRP3 и CASP1, а также увеличение экспрессии генов и концентрации цитокинов ИЛ-1β и ИЛ-10 в подгруппе 1 по сравнению с подгруппой 2. Z. Liang и соавт. высказали предположение о том, что в ответ на гиперсекрецию провоспалительных цитокинов уровень противовоспалительного цитокина ИЛ-10 может компенсаторно увеличиваться у долгожителей с патологическим старением [25].

В данном исследовании показана высокая связь между уровнями экспрессии генов инфламмасомного комплекса NLRP3, CASP1, IL1B и индексом коморбидности Чарльсон у долгожителей. Это позволяет предположить, что наличие выраженного хронического воспаления связано с формированием соматических заболеваний и играет существенную роль в развитии патологического старения.

Заключение

Таким образом, выделяют два фенотипа старения - патологический и физиологический. Последний является предпочтительным, в то время как патологический ассоциирован с мультиморбидностью, инвалидизацией и зависимостью пациента от посторонней помощи. В медицинской практике важное значение приобретает своевременная диагностика и прогнозирование фенотипа старения, так как это может позволить пролонгировать период активной жизни и достичь здоровой старости. Изученные нами экспрессии генов инфламмасомного комплекса NLRP3, CASP1, провоспалительного цитокина IL1B и противовоспалительного цитокина IL10 могут выступать в роли ранних иммунологических предикторов патологического старения. В связи с этим в дальнейшем планируется исследование данных маркеров в динамике у лиц пожилого и старческого возраста для определение критических точек в формировании фенотипа старения.

Литература

1. Рыбаковский Л.Л., Савинков В.И., Кожевникова Н.И. Демографическое будущее России в прогнозах ООН: "научное предвидение" и реальность. Народонаселение. 2021; 24 (4): 23-33. DOI: https://doi.org/10.19181/population.2021.24.4.2

2. Артемьева О.В., Греченко В.В., Громова Т.В., Ганковская Л.В. Синдром старческой астении: неодназначная роль воспалительного старения. Иммунология. 2022; 43 (6): 746-56. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2022-43-6-746-756

3.Friedman S.M. Lifestyle (medicine) and healthy aging. Clinics in Geriatric Medicine 2020; 36 (4): 645-53. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cger.2020.06.007

4. Ширинский В.С., Ширинский И.В. Полиморбидность, старение иммунной системы и системное вялотекущее воспаление - вызов современной медицине. Медицинская иммунология. 2020; 22 (4): 609-24. DOI: https://doi.org/10.15789/1563-0625-pao-2042

5. Насаева Е.Д., Хасанова Е.М., Ганковская Л.В., Иммунопатогенез и таргетная терапия болезни Альцгеймера. Иммунология. 2023; 44 (2): 231-42. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2023-44-2-231-242

6.Soseliya N.N., Bagmanova N.K., Villevalde S.V., Kobalava Z.D. Manifestations of frailty in elderly patients with acute coronary syndrome. RUDN Journal of Medicine 2018; 22 (2): 141-7. DOI: https://doi.org/10.22363/2313-0245-2018-22-2-141-147

7.da Costa J.P., Vitorino R., Silva G.M., Vogel C., Duarte A.C., Rocha-Santos T.A. Synopsis on аging-theories, mechanisms and future prospects. Ageing Res Rev. 2016; 29: 90-112. DOI: https://doi.org/10.1016/j.arr.2016.06.005

8.Franceschi C., Capri M., Monti D., Giunta S., Olivieri F., Sevini F., Panourgia M.P., Invidia L., Celani L., Scurti M., Cevenini E., Castellani G.C., Salvioli S. Inflammaging and anti-inflammaging: a systemic perspective on aging and longevity emerged from studies in humans. Mech Ageing Dev. 2007; 128 (1): 92-105. DOI: https://doi.org/10.1016/j.mad.2006.11.016

9.De Martinis M., Franceschi C., Monti, D., Ginaldi L. Inflamm-ageing and lifelong antigenic load as major determinants of ageing rate and longevity. FEBS Letters. 2005; 579 (10): 2035-39. DOI: https://doi.org/10.1016/j.ebslet.2005.02.055

10. Solana R., Tarazona R., Gayoso I., Lesur O., Dupuis G., Fulop T. Innate immunosenescence: effect of aging on cells and receptors of the innate immune system in humans. Semin Immunol. 2012; 24 (5): 331-41. DOI: https://doi.org/10.1016/j.smim.2012.04.008

11.Molony R.D., Malawista A., Montgomery R.R. Reduced dynamic range of antiviral innate immune responses in aging. Exp Gerontol. 2018; 107: 130-35. DOI: https://doi.org/10.1016/j.exger.2017.08.019

12.Gritsenko A., Green J.P., Brough D., Lopez-Castejon G. Mechanisms of NLRP3 priming in inflammaging and age related diseases. Cytokine Growth Factor Rev. 2020; 55: 15-25. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cytogfr.2020.08.003

13.Charlson M.E., Pompei P., Ales K.L., MacKenzie C.R. A new method of classifying prognostic comorbidity in longitudinal studies: development and validation. J Chron Dis. 1987; 40 (5): 373-83. DOI: https://doi.org/10.1016/0021-9681(87)90171-8

14.Rao X., Huang X., Zhou Z., Lin X. An improvement of the 2-ΔΔCT (-delta delta CT) method for quantitative real-time polymerase chain reaction data analysis. The Biostat Bioinforma Biomath. 2013; 3 (3): 71-85. PMID: 25558171.

15.Bektas A., Schurman S.H., SenR., Ferrucci L. Aging, inflammation and the environment. Exp Gerontol. 2018; 105: 10-8. DOI: https://doi.org/10.1016/j.exger.2017.12.015

16.Heneka M.T., Kummer M.P., Stutz A., Delekate A., Schwartz S., Vieira-Saecker A., Griep A., Axt D., Remus A., Tzeng T.C., Gelpi E., Halle A., Korte M., Latz E., Golenbock D.T. NLRP3 is activated in Alzheimer’s disease and contributes to pathology in APP/PS1 mice. Nature. 2013; 493 (7434): 674-8. DOI: https://doi.org/10.1038/nature11729

17.Connat J.L., Dumont A., Rialland M., Faivre B., Sorci G. Nlrp3 Gene expression in circulating leukocytes declines during healthy aging. J Gerontol A Biol Sci Med Sci. 2018; 73 (8): 1045-9. DOI: https://doi.org/10.1093/gerona/gly018

18.Wu X., Hakimi M., Wortmann M., Zhang J., Böckler, D., Dihlmann S. Gene expression of inflammasome components in peripheral blood mononuclear cells (PBMC) of vascular patients increases with age. Immun Ageing. 2015; 12 (1): 15. DOI: https://doi.org/10.1186/s12979-015-0043-y

19.Cavallone L., Bonafè M., Olivieri F., Cardelli M., Marchegiani F., Giovagnetti S., Di Stasio G., Giampieri C., Mugianesi E., Stecconi R., Sciacca F., Grimaldi L.M., De Benedictis G., Lio D., Caruso C., Franceschi C. The role of IL-1 gene cluster in longevity: a study in Italian population. Mech Ageing Dev. 2003; 124 (4): 533-8. DOI: https://doi.org/10.1016/s0047-6374(03)00033-2

20.Mantovani A., Dinarello C.A., Molgora M., Garlanda C. Interleukin-1 and related cytokines in the regulation of inflammation and immunity. Immunity. 2019; 50 (4): 778-95. DOI: https://doi.org/10.1016/j.immuni.2019.03.012

21.Iyer S.S., Cheng G. Role of interleukin-10 transcriptional regulation in inflammation and autoimmune disease. Crit Rev Immunol. 2012; 32 (1): 23-63. DOI: https://doi.org/10.1615/critrevimmunol.v.32.i1.30

22.Anderson P. Post-transcriptional control of cytokine production. Nat Immunol. 2008; 9 (4): 353-9. DOI: https://doi.org/10.1038/ni1584

23.King J.R., Green L.A., Leckie K., Wang K.S., Kusumanchi P., Maijub J.G., Fajardo A., Motaganahalli R.L., Murphy M.P. The microRNA cluster of MiR-15a, MiR-27a, and MiR-92a is associated with diminished interleukin-10 levels and decreased frequency and immune suppressor function of type 1 regulatory T cells in patients with abdominal aortic aneurysms. Vasc Surg. 2019; 70 (3): e61. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jvs.2019.06.135

24.Yang W., Chen L., Xu L., Bilotta A. J., Yao S., Liu Z., Cong Y. MicroRNA-10a negatively regulates CD4+ T cell IL-10 production through suppression of blimp1. J Immunol. 2021; 207 (3): 985-95. DOI: https://doi.org/10.4049/jimmunol.2100017

25. Liang Z., Zhang T., Liu H., Li Z., Peng L., Wang C., Wang T. Inflammaging: the ground for sarcopenia? Exp Gerontol. 2022; 168: 111931. DOI: https://doi.org/10.1016/j.exger.2022.111931

Материалы данного сайта распространяются на условиях лицензии Creative Commons Attribution 4.0 International License («Атрибуция - Всемирная»)

Главный редактор
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Хаитов Муса Рахимович

Член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, директор ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»