Клеточные технологии в иммунотерапии аутоиммунных заболеваний

Резюме

Используемые в настоящее время методы лечения аутоиммунных заболеваний имеют недостатки, которые могут приводить к инфекционным и онкологическим заболеваниям или быть недостаточно эффективными. Важные характеристики аутоиммунных заболеваний - утрата толерантности и индукция иммунного ответа к собственным антигенам, приводящие к повреждению клеток и тканей организма. Разработка новых методов терапии, направленных на восстановление иммунной толерантности, является актуальной и перспективной задачей. В данном обзоре освещены несколько иммунотерапевтических методов с применением мезенхимальных стромальных клеток, толерогенных дендритных клеток и регуляторных Т-клеток, а также новые технологии с использованием Т-клеточных рецепторов и химерных антигенных рецепторов. Каждый метод имеет свои преимущества и недостатки.

Ключевые слова:иммунная толерантность; аутоиммунные заболевания; мезенхимальные стромальные клетки; толерогенные дендритные клетки; Т-регуляторные клетки; CAR-T-клетки; TCR-Т-клетки

Для цитирования: Фишер М.С., Сенников С.В. Клеточные технологии в иммунотерапии аутоиммунных заболеваний. Иммунология. 2023; 44 (6): 813-824. DOI: https://doi.org/10.33029/1816-2134-2023-44-6-813-824

Финансирование. Исследование выполнено за счет средств федерального бюджета для выполнения государственного задания на научно-исследовательскую работу "Обоснование и разработка новых технологий иммуномодуляции, стимуляции репаративных процессов и коррекции поведенческих и аддиктивных расстройств на основе использования миелоидных, лимфоидных и стволовых клеток и/или продуктов их секретома", № госрегистрации 122011800324-4. Разрешение на публикацию результатов исследования в открытой печати получено.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция исследования - Фишер М.С., Сенников С.В.; сбор и обработка материала - Фишер М.С., написание текста - Фишер М.С.; редактирование - Сенников С.В.

Введение

Аутоиммунные заболевания (АИЗ) - это гетерогенная группа состояний, включающих более 80 болезней и синдромов, поражающих 5-10 % населения [1]. В настоящее время одобренные методы лечения аутоиммунных заболеваний включают постоянный прием иммунодепрессивных препаратов, биологические препараты с таргетным действием, синтетические ингибиторы сигнальных путей. Используемые препараты могут вызывать иммуносупрессию, приводящую к риску развития хронических инфекций или онкологических заболеваний [2]. Современные варианты лечения также редко приводят к излечению или к безмедикаментозной ремиссии [3, 4]. В связи с вышесказанным разработка новых методов терапии АИЗ, которые приводят к стойкой ремиссии и минимизации побочных эффектов, остается актуальной научной задачей.

Важные характеристики АИЗ - утрата толерантности и индукция иммунного ответа к собственным антигенам, приводящие к повреждению клеток и тканей организма. Поэтому восстановление иммунной толерантности остается одним из основных направлений терапии, которое претендует на устранение причин заболеваний.

В последние годы было разработано несколько потенциально толерогенных клеточных методов лечения, которые можно разделить на антиген-специфические и неспецифические. Эти методы лечения включают использование мезенхимальных стромальных, толерогенных дендритных и регуляторных Т-клеток (Трег), а также технологии с применением Т-клеточных (TCR) и химерных антигенных рецепторов (CAR). Каждый метод имеет свои преимущества и недостатки. Данный обзор кратко освещает каждую клеточную технологию.

Характеристика и способы реализации иммуносупрессорного эффекта клеточных методов терапии

По принципу воздействия на иммунную систему все методы клеточной иммунотерапии можно разделить на две группы: методы, вызывающие неспецифическую иммуносупрессию, и методы, способствующие индукции антиген-специфической иммунной толерантности (рис. 1).

Мезенхимальные стромальные клетки

Мезенхимальные стволовые клетки, или мезенхимальные стромальные клетки (МСК), являются мультипотентными клетками-предшественниками, которые могут дифференцироваться в клетки костной, хрящевой и соединительной ткани, а также формировать элементы кровеносных сосудов. МСК могут быть выделены из различных тканей: из пуповины, эндометрия, костного мозга, жировой ткани и т. д. [5]. Относительная простота получения и мультипотентные свойства МСК делают их пригодными для экспериментального и возможного клинического применения. МСК считаются гипоиммуногенными клетками, демонстрирующими низкие уровни экспрессии HLA класса I и отсутствие экспрессии костимулирующих молекул, таких как CD80, CD86 и CD40 [6].

Наиболее важным свойством МСК, необходимым для терапии АИЗ, является их иммуносупрессорный эффект (рис. 2), который достигается посредством нескольких возможностей.

· Растворимые факторы. МСК секретируют растворимые факторы, такие как простагландин Е2 (ПГЕ2) [7], трансформирующий фактор роста β (ТФРβ) [8], индоламин-2,3-диоксигеназу (IDO) [9] и ИЛ-10 [10]. Эти растворимые факторы действуют согласованно, подавляя иммунный ответ и модулируя функцию иммунных клеток. Они ингибируют активацию и пролиферацию Т-клеток, способствуют апоптозу Т-клеток и индуцируют дифференцировку регуляторных Т-клеток, модулируют функции натуральных киллеров, дендритных и В-клеток, ослабляя иммунный ответ и способствуя иммуносупрессии. МСК также секретируют высокие уровни ИЛ-6, который играет роль в МСК-опосредованной модуляции функциональной активности макрофагов и дендритных клеток в направлении противовоспалительного и репаративного фенотипа [11].

· Рецепторы на поверхности клеток. МСК экспрессируют различные рецепторы, которые взаимодействуют с иммунными клетками и модулируют их функцию. Например, МСК экспрессируют лиганд рецептора программируемой клеточной гибели 1 (PD-L1), который взаимодействует с белком программированной клеточной смерти (PD-1) на Т-клетках и ингибирует их активацию [12].

· Оксид азота. МСК вырабатывают оксид азота (NO), который оказывает иммуносупрессорное действие [13].

· Секреция CCL2. CCL2 (цитокин, относящийся к группе CC-хемокинов) может функционировать как антагонист CCR2, ингибируя миграцию иммунных клеток [14], а также опосредовать миграцию МСК к очагам воспаления и изменять полярность макрофагов в сторону М2-фенотипа [15].

В целом, иммуносупрессорный эффект МСК опосредован комбинацией этих механизмов, и точный механизм может зависеть от конкретных условий среды.

Дендритные клетки

Дендритные клетки - это гетерогенная популяция клеток, выполняющая антиген-презентирующую функцию, регуляцию адаптивного иммунитета и поддержание иммунного гомеостаза на периферии. Как правило, по функциональной активности ДК подразделяются на иммуногенные и толерогенные. Иммуногенные ДК (имДК) являются антиген-презентирующими клетками, повышающими Т-клеточный иммунитет, толерогенные ДК (толДК) участвуют в индукции толерантности периферических Т-клеток [16]. ТолДК, как и имДК способны к антиген-презентации, но фенотипически обладают сниженными уровнями экспрессии костимуляторных молекул (CD40, CD80, CD83) и провоспалительных цитокинов (ИЛ-12), повышением экспрессии ингибиторных молекул (PD-L1, CD95L, IDO) и противовоспалительных цитокинов (ТФРβ, ИЛ-10), а также устойчивостью к воздействию сигналов к созреванию [17]. ТолДК снижают пролиферацию Т-клеток за счет апоптоза, анергии, гипореактивности и запускают индукцию Tрег и Bрег [18].

Существует несколько ключевых механизмов, с помощью которых толДК реализуют свои иммуносупрессорные свойства (рис. 3).

Продукция иммуномодулирующих цитокинов. ИЛ-10 является ключевым цитокином, подавляющим пролиферацию Т-клеток, вызывающим индукцию Трег и способствующим сохранению толерогенного фенотипа ДК [19]. ТФРβ стимулирует образование Трег, поддерживает гомеостаз пула наивных Т-клеток, ингибирует дифференцировку цитотоксических Т-лимфоцитов, Th1- и Th2-клеток, контролирует пролиферацию и дифференцировку В-клеток [20]. Кроме указанных цитокинов, толДК продуцируют ИЛ-27 и ИЛ-35, которые также проявляют иммунорегулирующие свойства.

Повышенная экспрессия ILT3/ILT4 (иммуноглобулиноподобные транскрипты) в толДК. ILT3 и ILT4 принадлежат к иммуноглобулиноподобному семейству ингибирующих рецепторов. Данные рецепторы представляют внеклеточные иммуноглобулин-подобные домены и длинный цитоплазматический хвост, содержащий ITIM-подобный мотив, который рекрутирует ингибирующие фосфатазы и передает негативные сигналы [21]. Повышенная экспрессия ILT3/ILT4 в ДК способствует индукции Tрег и ингибированию пролиферации аллогенных Т-клеток [22].

Взаимодействие рецептор-лиганд. Известно, что лиганд для мембранной молекулы Fas (Fas-L) и PD-L1 экспрессируется на ДК, а рецептор смерти на поверхности клеток (Fas) и PD-1 экспрессируется на Т-клетках. Контакт Fas-L и Fas может индуцировать апоптоз Т-клеток [23], а взаимодействие PD-1 и PD-L1 может вызывать анергию Т-клеток [24], проявляя тем самым иммуносупрессорный эффект ДК.

Продукция ферментов и метаболитов. ТолДК являются клетками с высоким содержанием IDO. IDO расщепляет триптофан с образованием кинуренинов, что вызывает нарушение пролиферации Т-клеток и способствует дифференцировке Tрег [25].

В исследовании T.H. Wong и соавт. [26] было показано, что ДК, экспрессирующие гемооксигеназу-1 (ГО-1), демонстрировали толерогенные фенотипы и высокий уровень экспрессии ИЛ-10, а также были способны индуцировать дифференцировку антиген-специфичных FoxP3+-Трег. ТолДК продуцируют высокие уровни лактата, который поглощается Т-клетками и приводит к снижению их активации и пролиферации [27].

Помимо модификации Т-клеток, TолДК могут условно индуцировать пролиферацию B-рег [28].

ТолДК могут быть получены с использованием различных протоколов, которые можно разделить на три группы: с применением иммунорегуляторных препаратов и биологических агентов, сокультивирование с апоптотическими клетками, использование генетических модификаций [29]. В первой группе используются противовоспалительные цитокины (ИЛ-10, ТФРβ, ФНОα, ИЛ-1β, ПГE2) и иммунодепрессанты (1α,25-дигидроксивитамин D3, дексаметазон, дезокси-

спергуалин) [29]. Во второй группе применяются апоптотические клетки, которые захватываются ДК, а ДК, в свою очередь, продуцируют ИЛ-10 и индуцируют Т-клеточную толерантность [30]. Описанные методы позволяют получить толДК, обладающие незрелым фенотипом, но неспецифическими по отношению к патогенетическим агентам АИЗ, что является существенным минусом. Третья группа - толДК, созданные с помощью генетических модификаций. Генетические модификации могут приводить к сверхэкспрессии различных агентов, например, ИЛ-10, ИЛ-4, ТФРβ, CTLA-4, IDO, FoxP3, TRA
IL, Fas-L и др.

Для усиления толерогенных свойств или создания антиген-специфических ДК, применяется трансфекция дендритных клеток ДНК-конструкциями, кодирующими иммунорегуляторные агенты или аутоантигены. Для создания антиген-специфических ДК также может использоваться антигенная нагрузка пептидами. Например, препроинсулин или GAD65 для сахарного диабета 1-го типа (СД1), основные белки миелина для рассеянного склероза или тиреоглобулин для аутоиммунного тиреоидита [31]. Необходимо уточнить, что толДК должны обладать устойчивым фенотипом, чтобы при встрече с потенциальным патогеном не дифференцироваться в имДК и не усилить тем самым аутоиммунные реакции [32].

Регуляторные Т-клетки

Регуляторные Т-клетки (Трег) являются ключевыми факторами иммунной толерантности. Изменение их соотношения, стабильности и функций могут привести к АИЗ. Трег характеризуются экспрессией CD4, CD25, FoxP3, ингибируют активацию и размножение хелперных CD4+-Т-клеток, цитотоксических CD8+-Т-клеток и предотвращают активацию В-клеток. Трег существуют в двух основных субпопуляциях: естественных Трег (nTрег) и индуцированных Tрег (iTрег). iTрег могут быть дополнительно разделены на субпопуляции ИЛ-10-секретирующих CD4+-Tрег1-клеток (Tr1-клетки), ТФРβ-секретирующих Tрег (Th3), CD8+-Tрег и CD4+CD25+FoxP3--ИЛ-35-зависимые (iTr35) [33]. nTрег образуются из CD4+-тимоцитов, покидают тимус в виде CD4+CD25+FoxP3+-Трег, содержащих Т-клеточный рецептор (TCR), который имеет высокое сродство к аутопептидам, таким образом, играя важную роль в аутоиммунных реакциях [34].

Иммуносупрессия, вызванная Трег, может опосредоваться несколькими механизмами: CTLA-4-зависимым подавлением АПК, потреблением ИЛ-2 и продукцией иммуносупрессорных цитокинов и метаболитов [34]. Все потенциальные механизмы подавления иммунного ответа Трег можно объединить в несколько групп.

· Ингибирующие цитокины. Основными ингибирующими цитокинами, секретируемыми Трег, являются ИЛ-10 и ТФР-β [35]. ИЛ-10 прямым путем ингибирует экспансию Т-клеток, подавляет презентацию антигена, активность макрофагов и ДК, косвенно влияя на антиген-специфическую активацию Т-клеток. ТФРβ, посредством запуска экспрессии FoxP3, индуцирует образование Трег. ТФРβ также может блокировать пролиферацию Т-лимфоцитов путем подавления экспрессии ИЛ-2 (через сигнальный путь Smad3), циклинов (включая циклин D2 и циклин E), циклин-зависимой киназы (CDK-4) и c-myc. ТФРβ также может ингибировать дифференцировку Th1- и Th2-клеток, блокируя пути передачи сигналов T-bet/STAT4 и GATA-3/NFAT [36]. Кроме того, Трег также могут продуцировать ИЛ-35, новый член семейства ИЛ-12, для выполнения супрессивной функции [37].

· Метаболические нарушения. Образование аденозина из АТФ, который метаболизируется CD39 и CD73, экспрессируемыми в активированных Трег, приводит к подавлению функциональной активности Т-клеток в результате индукции отрицательной передачи сигналов к эффекторным Т-клеткам и АПК [38].

· Цитолиз. За счет высвобождения гранзима А, гранзима В и перфорина, Трег могут индуцировать апоптоз в эффекторных клетках.

· Модуляция функций ДК. Трег могут нарушать созревание ДК с помощью 2 механизмов, включая связывание LAG3 с MHCII и CTLA-4 с CD80/86. Кроме того, связывание CTLA-4 приводит к высвобождению IDO, мощной регуляторной молекулы с проапоптотическими свойствами, и предотвращает связывание CD80/86 на ДК с CD28 на Т-эффекторных клетках, что является необходимым условием для активации Т-клеток [39].

· Подавление функциональной активности аутореактивных В-клеток. Для прямого ингибирования В-клеток Трег необходимы 2 условия: экспрессия PD-1 на аутореактивных В-клетках и экспрессия двух лигандов PD-1 (PD-L1 и -2). Кроме того, Tрег используют гранзим B и перфорин (формирует поры в плазматической мембране), что в последствии снижает выработку аутоантител В-клетками и реализует иммуносупрессорный эффект Трег [40].

Существуют два основных подхода для использования Трег: введение иммуномодулирующих агентов, увеличивающих количество и/или функциональную активность эндогенных Трег in vivo, и адоптивный перенос размноженных in vitro Трег.

В настоящее время применяется несколько способов увеличения поликлональных эндогенных Трег клеток in vivo: использование низких доз ИЛ-2, мутантного ИЛ-2, комплексов ИЛ-2/анти-ИЛ-2, ингибитора mTOR рапамицина, а также трансплантация микробиома кишечника. Преимуществом использования ИЛ-2 является то, что он общедоступен, например, в виде препарата пролейкин. Однако необходимо помнить, что терапия ИЛ-2 может приводить к увеличению количества не только Трег, но и Т-эффекторных клеток. Рапамицин является мощным макролидным иммунодепрессантом, который блокирует передачу сигналов в ответ на цитокины или факторы роста, способствует TCR-индуцированной анергии Т-клеток. Таким образом, рапамицин избирательно увеличивает количество Трег, сохраняя их супрессорный фенотип [41]. Трансплантация микробиома кишечника может быть дополнением к другим методам лечения АИЗ. Было показано, что бутират, вырабатываемый определенными видами бактерий в кишечнике, обладает противовоспалительным действием, способным усиливать регуляцию противовоспалительных генов в ДК, влиять на ацетилирование гистонов локуса FОХP3 и улучшать стабильность экспрессии фактора транскрипции FохP3 в Трег [42].

Адоптивный перенос, в свою очередь, основан на выделении Трег из периферической крови и размножении их in vitro. Поликлональная экспансия Трег реализуется с помощью использования гранул, покрытых моноклональными антителами к CD3/CD28, в присутствии ИЛ-2, применения рапамицина и/или ИЛ-2, совместного использования ТФРβ и полностью транс-ретиноевой кислоты (ATRА).

Индукция неспецифической иммуносупрессии с помощью клеточной терапии

В последние годы клеточная терапия стала многообещающим подходом к индукции иммунной толерантности. Применение МСК, ДК, Трег, обладающих толерогенным действием, но без нацеливания на конкретный антиген, приводит к неспецифическому иммуносупрессорному эффекту. Использование данного подхода показало свою эффективность при некоторых АИЗ, а также выявило ряд проблем и недостатков, которые будут описаны далее.

Применение мезенхимальных стволовых клеток

Эра терапии стволовыми клетками началась с применения гемопоэтических стволовых клеток. В 1985 г. R.A. Ikehara и соавт. показали, что трансплантация костного мозга в экспериментальных моделях АИЗ и лимфоаденопатии на животных, подвергшихся облучению, приводит к ремиссии или регрессу данных состояний, несмотря на инволюционные изменения тимуса [43]. Первые исследования по применению МСК в терапии АИЗ проводились на экспериментальных моделях АИЗ у животных и были весьма успешными [44, 45]. Эффективное применение МСК также было показано при лечении нескольких АИЗ человека, включая ревматоидный артрит (РА), СД1, рассеянный склероз, системную красную волчанку, язвенный колит, аутоиммунный гепатит и синдром Шегрена.

Например, в клиническом исследовании терапии РА [46] проводилось введение МСК, в дальнейшем пациенты находились на малых дозах болезнь-модифицирующей терапии. При анализе I/II фаз было показано, что данная терапия привела к снижению уровней СОЭ, СРБ, РФ через 1 и 3 года после лечения и снижению уровня антител к циклическому цитрулиннированному пептиду через 3 года после введения МСК.

Однако, несмотря на успехи, есть и некоторые проблемы при использовании МСК для терапии АИЗ. Во-первых, нет определенности по поводу оптимальной дозировки и пути введения МСК. Во-вторых, необходимо учитывать, что МСК могут иметь различные источники и характеристики, от этого может зависеть эффективность их применения. Кроме того, применение МСК может приводить к указанным выше побочным эффектам - повышению риска развития инфекционных и онкологических заболеваний, поскольку МСК оказывают неспецифическое иммуносупрессорное действие. Имеется ряд других побочных и нежелательных реакций: трансформация клеток в культуре (изменение морфологии, ингибирование роста), контаминация вирусами или микоплазмами, тромбоэмболия после введения, рецидив заболеваний и др. [47].

В настоящее время разрабатываются методы, позволяющие устранить ряд указанных реакций или усилить действие МСК. Например, внеклеточные везикулы, полученные из МСК, рассматриваются в качестве терапевтической альтернативы культивируемым клеткам и уже показали свою эффективность при лечении некоторых АИЗ [48]. Было также показано, что пептид-стимулированная наномодификация МСК приводит к их выживанию при окислительном стрессе, повышенной способности клеток к миграции, противовоспалительному действию и хондрогенезу [49].

Таким образом, применение МСК для терапии АИЗ имеет перспективы, но требует дополнительных исследований для разработки оптимальных протоколов и определения безопасности и эффективности этого подхода.

Неспецифические толерогенные дендритные клетки

АИЗ являются последствием дисбаланса в работе иммунной регуляторной сети. ТолДК выступают в качестве основных представителей этой сети, индуцируя и поддерживая как центральную, так и периферическую толерантность. В связи с этим толДК представляются как перспективные терапевтические агенты для восстановления иммунной толерантности при АИЗ.

Ранее была показана эффективность толДК в восстановлении иммунной толерантности в экспериментальных и клинических исследованиях. Первые эксперименты в этой области были посвящены терапии СД1. В исследовании J. Machen и соавт. [50] экспрессия молекул клеточной поверхности CD40, CD80 и CD86 специфически подавлялась путем обработки ДК смесью олигонуклеотидов, нацеленных на первичные транскрипты CD40, CD80 и CD86. У экспериментальных мышей обнаруживали увеличение количества Трег и снижение выраженности СД1. В настоящий момент данное исследование продолжается, ведется II фаза исследования с использованием ДК, выделенных от пациентов с СД1.

В последнее время активно начал использоваться способ адресной доставки лекарственных веществ с участием экзосом. Так, например, в исследовании [51] проводили инкапсуляцию лекарственного вещества триптолид в экзосомы (DEXTP), которые могут избирательно проникать в ДК. Было продемонстрировано, что DEXTP эффективно переносил триптолид в ДК in vivo и уменьшал выраженность местного воспаления и повреждения у мышей с колитом и РА без проявлений токсичности, свойственной данному препарату. DEXTP также способствовал снижению уровня CD4+-Т-клеток и повышению уровня Трег.

Внимание многих исследователей направлено на изучение метаболизма клеток как мишени для регуляторных воздействий. Зная и понимая особенности метаболической активности клеток, можно модулировать их свойства и функции и в дальнейшем использовать данные клетки для терапии заболеваний. Ранее мы описывали, что толДК продуцируют высокие уровни лактата, который поглощается Т-клетками, приводит к снижению их активации и пролиферации. Кроме того, с помощью лактата можно регулировать доставку и презентацию антигена, регулировать миграцию ДК, регулировать метаболизм других иммунных клеток, важных для функционирования толДК, индуцируя иммунную толерантность [52].

Однако необходимо помнить, что неспецифические толДК обладают потенциалом подавлять функциональную активность не только аутореактивных Т-клеток, но и других иммунных клеток. Это вновь возвращает нас к риску возникновения вышеуказанных побочных эффектов: инфекционным и онкологическим заболеваниям, нефро- и гепатотоксичности.

Кроме того, эффективность и долгосрочная стабильность терапевтического эффекта толДК все еще нуждаются в дальнейших исследованиях. Восстановление иммунной толерантности - это не конечная точка лечения, так как в патогенезе АИЗ главным является результат взаимодействия факторов окружающей среды в сочетании с генетической предрасположенностью, что не позволяет говорить о длительности сохранения эффекта [53]. Следовательно, может потребоваться повторное введение толДК.

В целом, терапия неспецифическими толДК представляет собой заманчивый подход для лечения АИЗ, но она требует дальнейших исследований для разработки оптимальных протоколов, достижения стабильных и безопасных результатов.

Поликлональные регуляторные Т-клетки

В настоящее время уже есть результаты многих клинических исследований с применением поликлональных Трег с различными методами получения. Полная подборка таких клинических испытаний была представлена P. Baeten и соавт. [54].

Одним из примеров является исследование, проведенное при участии пациентов с СД1 [55]. 14 взрослых пациентов с СД1 получали разные дозировки поликлональных Трег. Было зарегистрировано временное увеличение количества Tрег у реципиентов и сохранение широкого фенотипа Tрег CD4+CD25highCD127low/-FoxP3+ в течение длительного времени, без серьезных побочных эффектов, и с сохранением С-пептида в течение более 2 лет после введения Трег у нескольких человек [55].

Существенными проблемами терапии поликлональными Трег являются получение достаточного количества Трег с устойчивым фенотипом для реализации успешного клинического воздействия, а также их неспецифическое воздействие на иммунную систему, что может сказаться на стабильности эффекта лечения и возникновении побочных эффектов. Для устранения данных проблем разрабатывается несколько стратегий: стабилизация экспрессии гена FOXP3 (с помощью белков Cas9 и Helios), эпигенетическое редактирование FOXP3, защита FoxP3 от полиубиквитинирования, усиление подавляющей способности Трег с помощью РНК-интерференции, нацеленной на протеинкиназу PKCθ [56].

Терапия поликлональными Трег показала себя многообещающей в клинических испытаниях для лечения АИЗ и трансплантаций органов, но существует ряд проблем, которые необходимо решить для повышения ее безопасности и эффективности.

Индукция антиген-специфической иммунной толерантности с помощью разных типов клеток

Индукция антиген-специфической иммунной толерантности - это многообещающая стратегия терапии АИЗ. Существует несколько перспективных антиген-специфических методов лечения АИЗ с использованием толДК и Трег, которые тестируются в клинических испытаниях. Эти методы лечения потенциально могут обеспечить более целенаправленное и эффективное лечение АИЗ, но они же обладают рядом недостатков.

Антиген-специфические дендритные клетки

При индукции антиген-специфической толерантности встает проблема выбора антигенов для нагрузки ДК. В моделях на животных, например, при коллаген-индуцированном артрите, один известный антиген - коллаген, чего нельзя сказать об АИЗ человека, при которых существует несколько аутоантигенов, ответственных за развитие патогенетических реакций. При РА существует множество потенциальных аутоантигенов, включая виментин, коллаген II типа, GP39, гетерогенный ядерный рибонуклеопротеин А2и фибронектин. Возможно, решением проблемы выбора антигенов для терапии будет одновременное использование нескольких аутоантигенов, пептидов или трансфекция экзогенной ДНК, кодирующей несколько иммуногенных пептидов.

Нельзя не упомянуть два успешных клинических исследования терапии РА с применением толДК, нагруженных специфическими пептидами. В исследовании Rheumavax использовались толДК, нагруженные цитруллинированными пептидами, а в исследовании AutoDecRa применялись толДК, выращенные в присутствии дексаметазона и витамина D3, нагруженные аутологичной синовиальной жидкостью [57, 58]. Указанные исследования продемонстрировали безопасность и клиническую эффективность применения толДК.

Возможной стратегией решения проблемы выбора антигенов для терапии при АИЗ является использование пептида HSP70-B29, присутствующего в различных типах тканей при воспалительных реакциях [59]. HSP70-B29 представляет собой пептид, полученный из белка теплового шока HSP70. Недавние исследования показали, что HSP70-B29 может индуцировать HSP-специфические Tрег, которые вызывают ремиссию при артрите [60]. В качестве потенциального средства лечения РА были предложены ДК, нагруженные пептидом HSP70-B29, применение которых предполагает восстановление иммунной толерантности при РА с помощью HSP-специфических Tрег.

Таким образом, использование толДК представляет собой интересную стратегию восстановления антиген-специфической толерантности и рассматривается как вариант лечения АИЗ. Вакцинация толДК хорошо переносится и является эффективной. Необходимы дальнейшие исследования для решения технических и концептуальных трудностей.

Антиген-специфические регуляторные Т-клетки

Существует ряд исследований, демонстрирующих связь между антиген-специфичностью Tрег и их терапевтической эффективностью, поскольку использование антиген-специфичных Tрег требует меньшего количества клеток для достижения эффекта, а подавление иммунного ответа происходит более направленно, чем при терапии поликлональными Трег [61].

Антиген-специфические Tрег могут быть получены in vitro путем генетической вставки синтетических рецепторов, включая сконструированные Т-клеточные рецепторы (TCR), химерные антигенные рецепторы (CAR) или химерные рецепторы, нацеленные на В-клетки (BAR, состоящие из домена антигена, связанного с трансмембранным и сигнальным доменами CD28-CD3ζ). Для получения достаточного количества Трег может использоваться метод трансформации антиген-специфических эффекторных Т-клеток в индуцированные Трег с помощью стимуляции ТФРβ и ИЛ-2, гиперэкспрессии трансгенного FOXP3, блокады передачи сигналов циклин-зависимых киназ 8/19 (CDK8 и CDK19) или сочетанию сверхэкспрессии CTLA-4, ИЛ-2 и антигенной стимуляции. Например, недавно было продемонстрировано что совместное использование моноклонального антитела к CD3, ингибитора CDK8/19 и ТФРβ приводит к 10-кратному увеличению содержания CD25highFoxP3+-Трег в культуре CD4+-Т-лимфоцитов по сравнению с нестимулированными лимфоцитами за счет трансдифференцировки антиген-специфических эффекторных Т-лимфоцитов в Трег [62]. В данном исследовании проводилась моделирование трансплантационных реакций, но возможно, этот механизм может стать полезным для разработки терапии АИЗ.

В последнее десятилетие активно развивается CAR- и TCR-терапия. Ранее данные разработки применялись для лечения онкологических заболеваний, но в настоящее время эти технологии стали интересны и для терапии АИЗ.

С помощью антиген-специфического TCR можно нацелить Трег на конкретные антигены в контексте комплекса антиген-МНС-пептид. Tрег могут быть трансдуцированы путем ретровирусной или лентивирусной трансдукции для экспрессии высокоаффинного аутоантиген-специфического TCR (ТСR-Трег) и размножены. В нескольких доклинических экспериментах была показана эффективность применения ТСR-Трег для терапии лабораторных животных с АИЗ. Например, в исследовании [63] продемонстрирован потенциал использования лентивирусных плазмид, кодирующих TCR, для разработки технологии получения антиген-специфичных клеток для эффективного лечения СД1, однако подчеркивается, что для раскрытия полного потенциала ТСR-Трег-терапии требуется оптимизация протокола получения этих клеток [63]. Также существуют данные об эффективном применении ТСR-Трег для терапии экспериментального артрита и колита [64, 65].

Несмотря на успешное применение ТСR-Трег для терапии АИЗ в экспериментальных моделях, остается несколько проблем для успешного включения данной терапии в клинические испытания. В связи с неопределенными доминантными эпитопами при некоторых АИЗ подбор подходящего высокоаффинного антиген-специфического TCR затруднителен. Необходимы также дальнейшие исследования для разработки протоколов, при которых будет создано достаточное количество ТСR-Трег для восстановления иммунной толерантности, определения дозировок и кратности введений. Оптимизация выделения TCR для трансдукции тоже является одной из задач. На данный момент антиген-специфические TCR выделялись из эффекторных Т-клеток. Но, возможно, что внутренняя аффинность и специфичность TCR, выделенных из Трег, будут отличаться от ТСR, полученных из эффекторных Т-клеток, и будут более привлекательными кандидатами для этой задачи [61].

CAR-T-клетки распознают молекулы клеточной поверхности без помощи молекул МНС, в отличие от TCR-Трег, и могут обнаруживать почти все типы антигенов: углеводы, липиды и белки. CAR-Т-клетки для терапии АИЗ могут быть разделены на два вида: химерные Т-клетки с рецептором аутоантител (CAAR-T) и Трег с химерными антигенными рецепторами (CAR-T-рег) [66]. Было показано, что терапия с использованием CAR-Tрег и CAR-T-клеток эффективна в восстановлении иммунной толерантности как в экспериментальных моделях АИЗ, так и при лечении пациентов с АИЗ [67]. На сайте https://clinicaltrials.gov/ в настоящий момент зарегистрировано 25 клинических исследований, в которых изучается эффективность применения CAR-T-рег и CAAR-T при АИЗ.

Существуют недостатки применения данных стратегий клеточной иммунотерапии терапии: высокая стоимость производства и проблема подбора мишени. Также нужно учитывать, что основные побочные эффекты определятся при широком применении данных подходов. Одним из возможных побочных эффектов при введении этих клеток может быть потеря экспрессии FoxP3 в воспалительных условиях среды, в которых индуцированные Трег могут преобразовываться в эффекторные Т-клетки, которые способствуют утяжелению течения заболевания. Используется несколько подходов для стабилизации фенотипа Трег: обработка Tрег полностью транс-ретиноевой кислотой (ATRА), стимуляция эктопической экспрессии гена FOXP3 для устойчивости регуляторного фенотипа [67].

Несмотря на некоторые недостатки, данный вид иммунотерапии имеет потенциал для применения в лечении АИЗ.

Заключение

Клеточные методы терапии АИЗ включают применение антиген-специфических и антиген-неспецифических подходов. В настоящее время все больше исследований направлено на разработку антиген-специфической клеточной терапии. Это связано с перспективой минимизации побочных эффектов, большей эффективностью (по сравнению с неспецифическими методами) терапии и возможного излечения АИЗ. Несмотря на успешное применение антиген-специфических методов терапии, существуют проблемы и ограничения. Необходимы дальнейшие исследования для определения целевых антигенов для терапии, определения дозировки, длительности и кратности введений, а также поддержания положительного эффекта терапии на протяжении долгого времени.

Литература

1. Cooper G.S., Bynum M.L., Somers E.C. Recent insights in the epidemiology of autoimmune diseases: improved prevalence estimates and understanding of clustering of diseases. J. Autoimmun. 2009; 33 (3-4): 197-207. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaut.2009.09.008

2. Scottà C., Fanelli G., Hoong S.J., Romano M. et al. Impact of immunosuppressive drugs on the therapeutic efficacy of ex vivo expanded human regulatory T cells. Haematologica. 2016; 101 (1): 91-100. DOI: https://doi.org/10.3324/haematol.2015.128934

3. Greenberg J.D., Reed G., Kremer J.M., Tindall E. et al. CORRONA Investigators. Association of methotrexate and tumour necrosis factor antagonists with risk of infectious outcomes including opportunistic infections in the CORRONA registry. Ann. Rheum. Dis. 2010; 69 (2): 380-6. DOI: https://doi.org/10.1136/ard.2008.089276

4. Авдеева Ж.И., Солдатов А.А., Бондарев В.П., Меркулов В.А. и др. Проблемы, связанные с нежелательной иммуногенностью биотехнологических лекарственных препаратов (терапевтических белков). Сообщение 1. Методические подходы к оценке иммуногенности. Иммунология. 2019; 40 (3): 51-64. DOI: https://doi.org/10.24411/0206-4952-2019-13006

5. Ding D. C., Shyu W. C., Lin S. Z. Mesenchymal stem cells. Cell Transplant. 2011; 20 (1): 5-14. DOI: https://doi.org/10.3727/096368910X

6. Tse W.T., Pendleton J.D., Beyer W.M., Egalka M.C. et al. Suppression of allogeneic T-cell proliferation by human marrow stromal cells: implications in transplantation. Transplantation. 2003; 75 (3): 389-97. DOI: https://doi.org/10.1097/01.TP.0000045055.63901.A9

7. Qi J., Tang X., Li W., Chen W. et al. Mesenchymal stem cells inhibited the differentiation of MDSCs via COX2/PGE2 in experimental sialadenitis. Stem cell research & therapy. 2020; 11 (1): 325. DOI: https://doi.org/10.1186/s13287-020-01837-x

8. Putra A., Ridwan F.B., Putridewi A.I., Kustiyah A.R. et al. The role of TNF-α induced MSCs on suppressive inflammation by increasing TGF-β and IL-10. Open Access Maced J. Med. Sci. 2018; 6: 1779-83. DOI: https://doi.org/10.3889/oamjms.2018.404

9. Kim D.S., Jang I.K., Lee M.W., Ko Y.J. et al. Enhanced immunosuppressive properties of human mesenchymal stem cells primed by interferon-γ. EBioMedicine. 2018; 28: 261-73. DOI: https://doi.org/10.1016/j.ebiom.2018.01.002

10. Park M.J., Kwok S.K., Lee S.H., Kim E.K. et al. Adipose tissue-derived mesenchymal stem cells induce expansion of interleukin-10-producing regulatory B cells and ameliorate autoimmunity in a murine model of systemic lupus erythematosus. Cell Transplant. 2015; 24 (11): 2367-77. DOI: https://doi.org/10.3727/096368914X685645

11. Ortiz-Virumbrales M., Menta R., Pérez L.M., Lucchesi O. et al. Human adipose mesenchymal stem cells modulate myeloid cells toward an anti-inflammatory and reparative phenotype: role of IL-6 and PGE2. Stem Cell Res Ther. 2020; 11 (1): 462. DOI: https://doi.org/10.1186/s13287-020-01975-2

12. Davies L.C., Heldring N., Kadri N., Le Blanc K. Mesenchymal stromal cell secretion of programmed death-1 ligands regulates T cell mediated immunosuppression. Stem Cells. 2017; 35 (3): 766-76. DOI: https://doi.org/10.1002/stem.2509

13. Zhang Z., Feng R., Niu L., Huang S. et al. Human umbilical cord mesenchymal stem cells inhibit T follicular helper cell expansion through the activation of iNOS in lupus-prone B6.MRL-Faslpr Mice. Cell Transplant. 2017; 26 (6): 1031-42. DOI: https://doi.org/10.3727/096368917X694660

14. Jiang W., Xu J. Immune modulation by mesenchymal stem cells. Cell Prolif. 2020; 53 (1): e12712. DOI: https://doi.org/10.1111/cpr.12712

15. Kyurkchiev D., Bochev I., Ivanova-Todorova E., Mourdjeva M. et al. Secretion of immunoregulatory cytokines by mesenchymal stem cells. World J. Stem Cells. 2014; 6 (5): 552-70. DOI: https://doi.org/10.4252/wjsc.v6.i5.552

16. Steinman R.M., Hawiger D., Nussenzweig M.С. Tolerogenic dendritic cells. Annu. Rev. Immunol. 2003; 21: 685-711. DOI: https://doi.org/10.1146/annurev.immunol.21.120601.141040

17. Сенников С.В., Куликова Е.В., Кнауэр Н.Ю., Хантакова Ю.Н. Молекулярно-клеточные механизмы, опосредуемые дендритными клетками, участвующие в индукции толерантности. Медицинская иммунология. 2017; 19 (4): 359-74. DOI: https://doi.org/10.15789/1563-0625-2017-4-359-374

18. Hawiger D., Inaba K., Dorsett Y., Guo M. et al. Dendritic cells induce peripheral T cell unresponsiveness under steady state conditions in vivo. J. Exp. Med. 2001; 194 (6): 769-79. DOI: https://doi.org/10.1084/jem.194.6.769

19. Prins J.R., Zhang B., Schjenken J.E., Guerin L.R. et al. Unstable Foxp3+ regulatory T cells and altered dendritic cells are associated with lipopolysaccharide-induced fetal loss in pregnant interleukin 10-deficient mice. Biol Reprod. 2015; 93 (4): 95. DOI: https://doi.org/10.1095/biolreprod.115.128694

20. Sanjabi S., Oh S. A., Li M.O. Regulation of the immune response by TGF-β: from conception to autoimmunity and infection. Cold Spring Harb. Perspect. Biol. 2017; 9 (6): a022236. DOI: https://doi.org/10.1101/cshperspect.a022236

21. Stallone G., Pontrelli P., Infante B., Gigante M. et al. Rapamycin induces ILT3(high)ILT4(high) dendritic cells promoting a new immunoregulatory pathway. Kidney Int. 2014; 85 (4): 888-97. DOI: https://doi.org/10.1038/ki.2013.337

22. Chang C.C., Ciubotariu R., Manavalan J.S., Yuan J. et al. Tolerization of dendritic cells by T(S) cells: the crucial role of inhibitory receptors ILT3 and ILT4. Nat Immunol. 2002; 3 (3): 237-43. DOI: https://doi.org/10.1038/ni760

23. Bohana-Kashtan O., Civin C.I. Fas ligand as a tool for immunosuppression and generation of immune tolerance. Stem Cells. 2004; 22 (6): 908-24. DOI: https://doi.org/10.1634/stemcells.22-6-908

24. Del Rio M.L., Buhler L., Gibbons C., Tian J. et al. PD-1/PD-L1, PD-1/PD-L2, and other co-inhibitory signaling pathways in transplantation. Transpl. Int. 2008; 21 (11): 1015-28. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1432-2277.2008.00726.x

25. Mellor A.L., Munn D.H. IDO expression by dendritic cells: tolerance and tryptophan catabolism. Nat. Rev. Immunol. 2004; 4 (10): 762-74. DOI: https://doi.org/10.1038/nri1457

26. Wong T.H., Chen H.A., Gau R.J., Yen J-H et al. Heme oxygenase-1-expressing dendritic cells promote Foxp3+ regulatory T cell differentiation and induce less severe airway inflammation in murine models. PLoS One. 2016; 11 (12): e0168919. DOI: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0168919

27. Marin E., Bouchet-Delbos L., Renoult O., Louvet C. et al. Human tolerogenic dendritic cells regulate immune responses through lactate synthesis. Cell Metab. 2019; 30 (6): 1075-1090.e8. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cmet.2019.11.011

28. Zhuang Q., Cai H., Cao Q., Li Z. et al. Tolerogenic dendritic cells: the pearl of immunotherapy in organ transplantation. Front Immunol. 2020; 11: 552988. DOI: https://doi.org/10.3389/fimmu.2020.552988

29. Сенников С.В., Облеухова И.А. Методы индукции толерогенных дендритных клеток у животных и человека. Иммунология. 2016; 37 (5): 291-6. DOI: https://doi.org/10.18821/0206-4952-2016-37-5-291-296

30. Ip W.K., Lau Y.L. Distinct maturation of, but not migration between, human monocyte-derived dendritic cells upon ingestion of apoptotic cells of early or late phases. J. Immunol. 2004; 173 (1): 189-96. DOI: https://doi.org/10.4049/jimmunol.173.1.189

31. Fucikova J., Palova-Jelinkova L., Bartunkova J., Spisek R. Induction of tolerance and immunity by dendritic cells: mechanisms and clinical applications. Front Immunol. 2019; 10: 2393. DOI: https://doi.org/10.3389/fimmu.2019.02393

32. Gross C.C., Jonuleit H., Wiendl H. Fulfilling the dream: tolerogenic dendritic cells to treat multiple sclerosis. Eur. J. Immunol. 2012; 42 (3): 569-72. DOI: https://doi.org/10.1002/eji.201242402

33. Klinker M.W., Wei C.H. Mesenchymal stem cells in the treatment of inflammatory and autoimmune diseases in experimental animal models. World J. Stem Cells. 2015; 7 (3): 556-67. DOI: https://doi.org/10.4252/wjsc.v7.i3.556

34. Josefowicz S.Z., Lu L.F., Rudensky A.Y. Regulatory T cells: mechanisms of differentiation and function. Annu. Rev. Immunol. 2012; 30: 531-64. DOI: https://doi.org/10.1146/annurev.immunol.25.022106.141623

35. Read S., Malmström V., Powrie F. Cytotoxic T lymphocyte-associated antigen 4 plays an essential role in the function of CD25(+)CD4(+) regulatory cells that control intestinal inflammation. J. Exp. Med. 2000; 192 (2): 295-302. DOI: https://doi.org/10.1084/jem.192.2.295

36. Gorelik L., Constant S., Flavell R.A. Mechanism of transforming growth factor beta-induced inhibition of T helper type 1 differentiation. J. Exp. Med. 2002; 195 (11): 1499-505. DOI: https://doi.org/10.1084/jem.20012076

37. Collison L.W., Workman C.J., Kuo T.T., Boyd K. et al. The inhibitory cytokine IL-35 contributes to regulatory T-cell function. Nature. 2007; 450 (7169): 566-9. DOI: https://doi.org/10.1038/nature06306

38. Deaglio S., Dwyer K.M., Gao W., Friedman D. et al. Adenosine generation catalyzed by CD39 and CD73 expressed on regulatory T cells mediates immune suppression. J. Exp. Med. 2007; 204 (6): 1257-65. DOI: https://doi.org/10.1084/jem.20062512

39. Vignali D.A., Collison L.W., Workman C.J. How regulatory T cells work. Nat Rev Immunol. 2008; 8 (7): 523-32. DOI: https://doi.org/10.1038/nri2343

40. Gotot J., Gottschalk C., Leopold S., Knolle P.A. et al. Regulatory T cells use programmed death 1 ligands to directly suppress autoreactive B cells in vivo. Proc. Natl. Acad. Sci. U S A. 2012; 109 (26): 10468-73. DOI: https://doi.org/10.1073/pnas.1201131109

41. Battaglia M., Stabilini A., Roncarolo M.G. Rapamycin selectively expands CD4+CD25+FoxP3+ regulatory T cells. Blood. 2005; 105 (12): 4743-8. DOI: https://doi.org/10.1182/blood-2004-10-3932

42. Arpaia N., Campbell C., Fan X., Dikiy S. et al. Metabolites produced by commensal bacteria promote peripheral regulatory T-cell generation. Nature. 2013; 504 (7480): 451-5. DOI: https://doi.org/10.1038/nature12726

43. Ikehara R.A., Good T., Nakamura K., Sekita S. et al. Rationale for bone marrow transplantation in the treatment of autoimmune diseases. Proc. Natl. Acad. Sci. U S A. 1985; 82 (8): 2483-7. DOI: https://doi.org/10.1073/pnas.82.8.2483

44. Сенников С.В., Хантакова Ю.Н., Кнауэр Н.Ю. Клеточная Т-регуляторная терапия в трансплантологии: от получения до клинического применения. Бюллетень сибирской медицины. 2018; 17 (1): 199-210. DOI: https://doi.org/10.20538/1682-0363-2018-1-199-210

45. Mohammedsaleh Z.M. The use of patient-specific stem cells in different autoimmune diseases. Saudi. J. Biol. Sci. 2022; 29 (5): 3338-46. DOI: https://doi.org/10.1016/j.sjbs.2022.02.009

46. Wang L., Huang S., Li S., Li M. et al. Efficacy and safety of umbilical cord mesenchymal stem cell therapy for rheumatoid arthritis patients: a prospective phase I/II study. Drug Des. Devel. Ther. 2019; 13: 4331-40. DOI: https://doi.org/10.2147/DDDT.S225613

47. Baranovskii D.S., Klabukov I.D., Arguchinskaya N.V., Yakimova A.O. et al. Adverse events, side effects and complications in mesenchymal stromal cell-based therapies. Stem Cell Investig. 2022; 9: 7. DOI: https://doi.org/10.21037/sci-2022-025

48. Shen Z., Huang W., Liu J., Tian J. et al. Effects of mesenchymal stem cell-derived exosomes on autoimmune diseases. Front Immunol. 2021; 12: 749192. DOI: https://doi.org/10.3389/fimmu.2021.749192

49. Lu Y., Li Z., Li L., Chen J. et al. Highly effective rheumatoid arthritis therapy by peptide-promoted nanomodification of mesenchymal stem cells. Biomaterials. 2022; 283: 121474. DOI: https://doi.org/10.1016/j.biomaterials.2022.121474

50. Machen J., Harnaha J., Lakomy R., Styche A. et al. Antisense oligonucleotides down-regulating costimulation confer diabetes-preventive properties to nonobese diabetic mouse dendritic cells. J. Immunol. 2004; 173 (7): 4331-41. DOI: https://doi.org/10.4049/jimmunol.173.7.4331

51. Rao Q., Ma G., Li M., Wu H. et al. Targeted delivery of triptolide by dendritic cell-derived exosomes for colitis and rheumatoid arthritis therapy in murine models. Br. J. Pharmacol. 2023; 180 (3): 330-46. DOI: https://doi.org/10.1111/bph.15958

52. Manoharan I., Prasad P.D., Thangaraju M., Manicassamy S. Lactate-dependent regulation of immune responses by dendritic cells and macrophages. Front Immunol. 2021; 12: 691134. DOI: https://doi.org/10.3389/fimmu.2021.691134

53. Hilkens C.M., Isaacs J.D., Thomson A.W. Development of dendritic cell-based immunotherapy for autoimmunity. Int. Rev. Immunol. 2010; 29 (2): 156-83. DOI: https://doi.org/10.3109/08830180903281193

54. Baeten P., Van Zeebroeck L., Kleinewietfeld M., Hellings N. et al. Improving the efficacy of regulatory T cell therapy. Clin. Rev. Allergy Immunol. 2022; 62 (2): 363-81. DOI: https://doi.org/10.1007/s12016-021-08866-1

55. Bluestone J.A., Buckner J.H., Fitch M., Gitelman S.E. et al. Type 1 diabetes immunotherapy using polyclonal regulatory T cells. Sci. Transl. Med. 2015; 7 (315): 315ra189. DOI: https://doi.org/10.1126/scitranslmed.aad4134

56. Baeten P., Van Zeebroeck L., Kleinewietfeld M. Hellings N. et al. Improving the efficacy of regulatory T cell therapy. Clin. Rev. Allergy Immunol. 2022; 62 (2): 363-81. DOI: https://doi.org/10.1007/s12016-021-08866-1

57. Benham H., Nel H.J., Law S.C., Mehdi A. et al. Citrullinated peptide dendritic cell immunotherapy in HLA risk genotype-positive rheumatoid arthritis patients. Sci. Transl. Med. 2015; 7 (290): 290ra87. DOI: https://doi.org/10.1126/scitranslmed.aaa9301

58. Bell G.M., Anderson A.E., Diboll J., Reece R. et al. Autologous tolerogenic dendritic cells for rheumatoid and inflammatory arthritis. Ann Rheum Dis. 2017; 76 (1): 227-34. DOI: https://doi.org/10.1136/annrheumdis-2015-208456

59. Jansen M.A.A., Spiering R., Broere F., van Laar J.M. et al. Targeting of tolerogenic dendritic cells towards heat-shock proteins: a novel therapeutic strategy for autoimmune diseases? Immunology. 2018; 153 (1): 51-9. DOI: https://doi.org/10.1111/imm.12811

60. van Eden W. Immune tolerance therapies for autoimmune diseases based on heat shock protein T-cell epitopes. Philos. Trans. R Soc. Lond. B Biol. Sci. 2018; 373 (1738): 20160531. DOI: https://doi.org/10.1098/rstb.2016.0531

61. Raffin C., Vo L.T., Bluestone J.A. Treg cell-based therapies: challenges and perspectives. Nat. Rev. Immunol. 2020; 20 (3): 158-72. DOI: https://doi.org/10.1038/s41577-019-0232-6

62. Булыгин А.С., Хантакова Ю.Н., Фишер М.С., Терещенко В.П., Курилин В.В., Шкаруба Н.С., Сенников С.В. Получение стабильных антиген-специфических Т-регуляторных клеток с помощью блокаторов циклин-зависимых киназ. Иммунология. 2023; 44 (2): 147-56. DOI: https://doi.org/10.33029/0206-4952-2023-44-2-147-156

63. Hull C.M., Nickolay L.E., Estorninho M., Richardson M.W. et al. Generation of human islet-specific regulatory T cells by TCR gene transfer. J Autoimmun. 2017; 79: 63-73. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaut.2017.01.001

64. Zhou P., Borojevic R., Streutker C., Snider D. et al. Expression of dual TCR on DO11.10 T cells allows for ovalbumin-induced oral tolerance to prevent T cell-mediated colitis directed against unrelated enteric bacterial antigens. J Immunol. 2004; 172 (3): 1515-23. DOI: https://doi.org/10.4049/jimmunol.172.3.1515

65. Fujio K., Okamoto A., Araki Y., Shoda H. et al. Gene therapy of arthritis with TCR isolated from the inflamed paw. J. Immunol. 2006; 177 (11): 8140-7. DOI: https://doi.org/10.4049/jimmunol.177.11.8140

66. Beheshti S.A., Shamsasenjan K., Ahmadi M., Abbasi B. CAR Treg: A new approach in the treatment of autoimmune diseases. Int. Immunopharmacol. 2022; 102: 108409. DOI: https://doi.org/10.1016/j.intimp.2021.108409

67. Bao L., Bo X.C., Cao H.W., Qian C. et al. Engineered T cells and their therapeutic applications in autoimmune diseases. Zool. Res. 2022; 43 (2): 150-65. DOI: https://doi.org/10.24272/j.issn.2095-8137.2021.363

Материалы данного сайта распространяются на условиях лицензии Creative Commons Attribution 4.0 International License («Атрибуция - Всемирная»)

Главный редактор
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Хаитов Муса Рахимович

Член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, директор ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»